Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Форум судебных медиков России
4 страниц V < 1 2 3 4 >  
>

Всероссийское совещание в г. Ростов-на-Дону, СМЭ в случаях массовой гибели людей

>
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:26
Сообщение #31


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В СЛУЧАЯХ КАТАСТРОФ С МАССОВОЙ ГИБЕЛЬЮ ЛЮДЕЙ
Абрамов С.С.

Одним из факторов, определяющим успешность работы судебно-медицинской службы в условиях ЧС, является материально-техническое обеспечению формирований и бригад в экстремальных условиях.
При планировании медицинского снабжения экспертного учреждения и созда-ваемых медицинских формирований необходимо заранее предусмотреть обеспечение техническими средствами всех этапов работы в условиях чрезвычайной ситуации, не-зависимо от ее масштабов и характера. Для этого требуется создание специализирован-ного табеля оборудования. При его разработке необходимо предусмотреть следующее.
1. Средства связи.
Состояние чрезвычайной ситуации для БСМЭ начинается с поступления извес-тия о таковом. Скорость приведения учреждения в режим экстремального состояния и зависящая от него эффективность дальнейших мероприятий на всех этапах работы во многом определяется полноценным информационным обеспечением:
- прием дежурной службой извещений об угрозе или состоянии ЧС,
- экстренная передача сообщений руководству бюро и предписаний всем су-дебно-медицинским формированиям,
- обмен информацией с оперативными подразделениями других ведомств и медицинских учреждений,
- обмен информацией внутри сформированных для оперативной работы структур на этапах судебно-медицинской разведки, работы в очаге пораже-ния и производства экспертиз трупов и живых пострадавших.
2. Транспортные средства.
Необходимо заранее предусмотреть транспортное обеспечение всех этапов ра-боты с момента поступления первого сигнала о ЧС:
- выезд дежурного эксперта на место происшествия,
- доставку членов группы быстрого реагирования к месту сбора,
- доставку группы быстрого реагирования и спецоснащения к очагу пораже-ния,
- доставку экспертов и оснащения к месту концентрации и исследования тру-пов,
- доставку с места исследования трупов биологических материалов в лабора-торные подразделения БСМЭ на дополнительные исследования.
- разъезды руководителей подразделений и формирований по вопросам орга-низации работ.
2. Оснащение специалистов для работы в очаге поражения.
Экспертные группы быстрого реагирования при выезде на место происшествия должны быть обеспечены:
- сезонной спецодеждой,
- комплектом инструментов, расходных материалов и средствами защиты для работы в очаге поражения,
- средствами мобильной связи.
3. Средства обеспечения сохранности объектов.
Особое внимание при происшествиях с массовыми жертвами имеют необходимо уделять способам и средствам сохранения объектов. К ним относятся:
- материалы для упаковки и средства маркировки объектов (трупов и их фраг-ментов) для транспортировки с места обнаружения к месту предварительного осмотра и экспертного исследования,
- холодильное оборудование моргов, передвижное резервное холодильное оборудование,
- средства консервации, упаковки и маркировки изъятых из трупов объектов для транспортировки на лабораторные исследования.
4. Оборудование рабочих мест в морге для судебно-медицинского исследо-вания трупов.
Типовое оборудование стационарного морга часто не достаточно для одномо-ментного приема большого числа трупов. Необходимо предусмотреть возможность развертывания передвижного морга, иметь в наличии резервные комплекты инструмен-тов и расходных материалов, спецодежду для нескольких бригад медперсонала, допол-нительные средства защиты канализации от засорения в стационарных моргах, водо-приемники для сточных вод в передвижных моргах.
Помимо этого специфика экспертных исследований в случае массовой гибели людей требует дополнительного оснащения для выявления и фиксации идентификаци-онных признаков объектов:
- средства фиксации хода секционного исследования и выявленных признаков (аппаратно-программный комплекс для судебно-медицинского исследования неопознанного трупа или фрагмента трупа),
- комплект оборудования для цифровой фотосъемки (съемочная камера, шта-тивные устройства, осветители, экраны, устройства записи и хранения ин-формации)
- аппаратно-программный комплекс для получения 3D-изображений объектов.
5. Лабораторное оборудование для исследований и фиксации идентифика-ционных признаков объектов.
Экспертная идентификация трупов проходит обычно в условиях стационарной или передвижной судебно-медицинской лаборатории, в которой должно быть развер-нуто:
- оснащение рабочих мест для изготовления и хранения препаратов объектов идентификации,
- оснащение рабочих мест для исследования признаков на препаратах объек-тов идентификации
- аппаратно-программные комплексы для идентификации личности.
Как при работе в морге, так и при лабораторных исследованиях необходимо ис-пользование специализированных программных средств. При катастрофах с массовой гибелью людей их тела часто фрагментированы. Каждый отдельный фрагмент не являет-ся самостоятельным объектом идентификации. Требуется сопоставление всех фрагмен-тов для определения числа трупов и принадлежности каждого фрагмента к конкретному телу. «Реконструкция» тел из разрозненных фрагментов – наиболее сложный этап иссле-дования. Нужно сравнить множество объектов по большому числу признаков. В настоя-щее время разрабатывается программный комплекс, который облегчит этот процесс. Ключевой момент комплекса – это условная компьютерной графическая модель тела и скелета, поделенная на множество оцифрованных зон, соответствующих анатомической иерархии членов тела и костей, их поверхностей, сторон, отдельных областей и т. д. При исследовании фрагментированных останков на модели наносят границы каждого фраг-мента, т.е. очерчивают совокупность отчлененных от тела анатомических зон. Эту сово-купность заносят в базу данных как отдельный объект, автоматически распознаваемый программой. Помимо этого в базу заносят сведения о других биологических свойствах и морфологических признаках фрагмента. Программа, используя эти данные, формирует модели тел, состоящих из совокупности фрагментов, «стыкующихся» по анатомическим зонам и сходных по биологическим и идентификационным признакам. Время на иденти-фикацию фрагментированных останков будет определяться сроками непосредственного исследования объектов, без существенных потерь на формирование баз данных и авто-матизированный поиск парных объектов.
Одним из самых распространенным способом краниофациальной идентификации является метод фотосовмещения. Он заключается в сравнении проекционных соотноше-ний черепа и головы предполагаемого человека путем наложения их одномасштабных и одноракурсных изображений.
Разработана и внедрена в практику компьютерная система «TADD», полностью реализующая метод с завершенным технологическим циклом исследования и оформле-ния протокола. Система позволяет получать трехмерную модель 16 константных точек черепа, проецировать ее на двумерную модель константных точек лица с учетом толщи-ны мягких тканей, осуществлять поиск парных объектов по результату проекции точек черепа на точки множества фотографий и наоборот. Результат поиска – список объектов в порядке возрастания величины невязки по результатам проекции.
С 2000 г. в практику 4-х судебно-медицинских учреждений МО РФ и МЗ РФ вне-дрен видеометрический комплекс для получения полной трехмерной модели черепа - точной полутоновой копия поверхности черепа. Ее в системе «TADD» визуализируют в виде «виртуального черепа» и выполняют все процедуры, предусмотренные методом фо-тосовмещения. Трехмерные модели черепов, записанные на магнитных носителях, по-зволяют: создать централизованный банк черепов неопознанных трупов, выполнять идентификацию на любом компьютере без организации специализированного рабочего места, сохранять в базе данных полную идентификационную информацию о форме, раз-мерах и внешнем виде черепа, что даст возможность, в частности, создавать “виртуаль-ные” пластические реконструкции внешности.
В качестве двумерных моделей при фотосовмещении имелась возможность ис-пользовать сравнительные материалы в виде прижизненной видеозаписи предполагаемо-го лица. Это расширяет экспертные возможности: позволяет проводить сопоставление по максимально возможному числу признаков словесного портрета, выполнять сравнитель-ные исследования при различных поворотах головы и ракурсах съемки.
Однако череп сравнительно редкий объект идентификации. Наиболее часто неопознанные трупы обнаруживают в достаточно сохранном виде. Их фотографируют, и эти снимки сравнивают с портретными изображениями разыскиваемых людей. Успех таких исследований в значительной мере зависит от того, насколько сходны будут ус-ловия съемки трупа с теми условиями, при которых фотографировался человек при жизни. Как правило, приходится сравнивать разноракурсные и разномасштабные изо-бражения, полученные с помощью аппаратуры с различными объективами и при не-одинаковом освещении объектов. Поэтому процесс идентификации по прижизненным и посмертным фотоснимкам и поиск парных объектов по базам данных весьма сложен и малорезультативен.
Одним из путей решения этой проблемы мы видим в использовании приемов трехмерного моделирования головы неопознанного трупа. При наличии трехмерной текстурированной компьютерной модели головы трупа могут корректно решаться за-дачи определения параметров съемки исходной фотографии и получения синтезиро-ванного изображения головы трупа в тех же условиях. Создан опытный образец аппа-ратно-программного комплекса, позволяющего получать полутоновое трехмерное изо-бражение лица человека, которое можно проецировать на изображение проверяемого лица под тем же углом и в том же масштабе, а также проводить предусмотренные ме-тодом наложения манипуляции с обоими изображениями. Полученная трехмерная мо-дель лица неизвестного человека пригодна также и для автоматизированного поиска по множеству снимков разыскиваемых людей.
Решение вопросов организации технического обеспечения судебно-медицинских формирований и бригад для работы в экстремальных условиях является в настоящее время одной из главных задач службы.

Сообщение отредактировал Дмитрий - 11.05.2005 - 08:43
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:27
Сообщение #32


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТ И ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ ПРИ ПРИРОДНЫХ И ТЕХНОГЕННЫХ КАТАСТРОФАХ, МАССОВЫХ УБИЙСТВАХ НА ТЕРРИТОРИИ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ В ПЕРИОД 1993 – 2005 гг.
Начальник Бюро CМЭ КЧР А. Бабоев

За период самостоятельной судебно-медицинской экспертной деятельности Бюро СМЭ КЧР с 1990 года сотрудники нашего учреждения сталкивались со случаями массовой гибели людей при различных техногенных катастрофах, природных катастрофах и массовых убийствах.
В феврале 1993 года при взрыве метана в угольной шахте в высокогорном районе КЧР погибли 14 человек. По решению Правительства Республики была организована правительственная комиссия по ликвидации последствий данной катастрофы. Был организован выезд судебно-медицинского эксперта на место происшествия, однако, осмотр не был произведен в связи с тем, что тела погибших длительно время не были извлечены из шахты. Впоследствии тела всех погибших 14 шахтеров были доставлены в г. Черкесск в морг Республиканской больницы, так как на территории района, где располагается шахта, условий для размещения большого количества трупов не имелось. Для судебно-медицинской экспертизы 14 трупов были вызваны из районных отделений все эксперты танатологи, силами которых в течение рабочего дня были завершены экспертные исследования. Причиной смерти у всех пострадавших было отравление угарным газом. Телесные повреждения обнаруженные на телах, были однотипными, причиненными осколками горных пород, не имели признаков тяжкого вреда здоровью, что облегчило диагностику причин смерти и регистрацию. Каких-либо затруднений в опознании тел не было в связи с отсутствием грубых разрушений. Усилиями правительственной комиссии и шахтоуправления, процедура погребения тел была организована достаточно четко и своевременно.
В 1995 году имело место массовое убийство на сельхоз. ферме, где пострадало 7 человек в возрасте от 7 до 70 лет. Орудиями убийства являлись колюще-режущие орудия и тупые твердые предметы. Судебно-медицинские эксперты участвовали в осмотрах трупов на месте происшествия, а экспертные исследования были проведены в течение одного рабочего дня 2 экспертами.
В марте 1997 года в результате авиакатастрофы вблизи г. Черкесска погибли весь экипаж и пассажиры самолета АН-24, летевшего по маршруту Ставрополь – Трабзон Турция. С момента сообщения об авиакатастрофе 2 судебно-медицинских эксперта выехали для осмотра места происшествия. Однако с начального этапа организации были замечены грубые недостатки, обусловленные присутствием массы посторонних людей на месте происшествия, отсутствием специалистов, отсутствием достаточного количества следователей, отсутствием слаженности в работе различных служб. Трудности были обусловлены также размерами территории, на которой располагались тела погибших, фрагменты самолета, личные вещи пассажиров. В ходе осмотров трупов на месте происшествия была отмечена спешка, неполноценное описание, оставление ценностей на телах погибших. Эти недостатки объяснялись также тем, что осмотр необходимо было провести в светлое время суток. Часть сотрудников МВД, в ходе осмотров трупов не описывая личные ценности потерпевших, а, осматривая содержимое карманов и сумок, оставляли ценности на месте. К наступлению ночи все тела погибших были собраны сотрудниками МЧС на одной площадке, откуда в дальнейшем были доставлены в морг Республиканской больницы. Общее количество потерпевших в данной авиакатастрофе составляло 50 погибших, из них: 42 трупа были опознаны родственниками, так как опознаваемые признаки были хорошо различимы, несмотря на грубые разрушения тел. 8 тел погибших были представлены отдельными фрагментами различных размеров. Тела 42 погибших в течение суток и ночи следующего дня силами 4 экспертов танатологов были исследованы по общим правилам. Тела 8 фрагментированных трупов были исследованы на следующий день при помощи зав. отделом идентификации Российского Центра СМЭ Абрамова С.С. В организации экспертных исследований жертв авиакатастрофы активное участие принял зам. директора РЦ СМЭ Гедыгушев И.А. После производства всех экспертных исследований родственниками погибших были истребованы 7 фрагментированных тел, по фрагментам 8-го возникли сомнения, однако, при собеседовании вопрос об идентификации личности был снят. По итогам экспертных исследований часть биологических объектов и фрагментов массой около 10 –15 кг были погребены, так как не имели признаков, по которым сохранялось бы возможность их опознания.
Считаю работу правительственной комиссии по ликвидации последствий авиакатастрофы недостаточной из-за дефектов в организации с самого начала и до момента регистрации смертей потерпевших. На мой взгляд, в случаях очевидных катастроф техногенного или природного происхождения, нет необходимости в полном судебно-медицинском исследовании трупов всех потерпевших, так как это требует затрат значительных физических, моральных сил. В условиях морга республиканской больницы, где имеется всего 2 секционных зала с 3 секционными столами, в течение короткого времени, в целях своевременного погребения тел жертв авиакатастрофы, были исследованы 42 трупа в течение суток. Часть вскрытий производилось на медицинских каталках. Помещение морга республиканской больницы не предусматривает расположения и длительного хранения свыше 3 – 4 трупов. Правительственной комиссией было организовано оформление врачебных свидетельств о смерти и их регистрация с участием сотрудников органов ЗАГСа, которые присутствовали в течение рабочего дня в морге. В организации ликвидации последствий авиакатастрофы правительственной комиссии не были предусмотрены также работы по обеспечению ритуальных услуг, при исполнении, которых были привлечены сотрудники патологоанатомического отделения. По данному факту я был приглашен на заседание Ставропольского краевого суда в 2003 году, где участники судебного заседания ставили вопросы о причинах авиакатастрофы, о методах идентификации трупов, о непосредственных причинах смерти фрагментированных тел потерпевших.
В 2004 году в ходе расследования факта 7 без вести пропавших жителей КЧР, были обнаружены обугленные фрагменты и останки в заброшенной шахте в горной местности. Для осмотра места происшествия в течение 2-х дней привлекались судебно-медицинские эксперты Бюро. Органами прокуратуры, при посредничестве Правительства КЧР, с учетом сложности экспертных исследований, было решено назначить экспертизы останков Северо-Кавказской судебно-медицинской лаборатории по идентификации личности. Из официального источника мне стало известно, что за производство данных экспертиз Правительством КЧР было оплачено 1 млн. рублей.
Состояние судебно-медицинской службы Карачаево-Черкесской Республики, безусловно, не может отвечать всем требованиям времени. Бюро СМЭ КЧР не имеет достаточных площадей для размещения лабораторных отделений, не имеет специалистов в области медицинской криминалистики, судебной гистологии, биохимии. Данные виды экспертных исследований проводятся внешними совместителями – специалистами Ставропольского Краевого Бюро. Доставка материала и получение результатов сказывается на сроках заключения экспертов.
Обращаясь, к руководству Южным Федеральным Округом и главному государственному судебно-медицинскому эксперту ЮФО Варшавцу Н.П., выражаю надежду на оказание большего внимания к состоянию экспертных учреждений в субъектах для улучшения состояния службы, улучшения условий для специалистов, как на рабочих местах, так и бытовых.
Считаю целесообразным обращение от имени совещания к Президенту Российской Федерации и Правительству о принятии закона, предусматривающего повышение статуса государственных судебно-медицинских экспертов, увеличение оплаты труда, создание условий для обеспечения жильем, условий социальных гарантий для всех сотрудников судебно-медицинских экспертных учреждений.
Считаю также целесообразным обсуждение вопроса о внесении изменений в Правила судебно-медицинской экспертизы трупов в части предусматривающей обязательное вскрытие 3 – 4 полостей и обсудить возможность ограничения количества вскрытых полостей 1 – 2. Это предложение обусловлено тем, что представители коренного населения части субъектов ЮФО крайне негативно относятся к факту вскрытия трупов, препятствуют производству экспертиз трупов, угрожают физической расправой сотрудникам экспертных учреждений и при этом в качестве компромисса высказывают требование на ограничение вскрытия 1 или 2 полостями тела.
В заключении хочу пожелать всем участникам совещания доброго здоровья, корпоративной солидарности, благополучия, успехов в нашей тяжелой, но благородной профессиональной деятельности.

Сообщение отредактировал Дмитрий - 11.05.2005 - 08:46
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:29
Сообщение #33


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


ОПЫТ РАБОТЫ ПО ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ АВИАКАТАСРОФЫ В ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
ГУЗ Бюро СМЭ Тульской области (нач. - О.М.Виноградов).
Д.А.Желтков, В.Е.Телков,О.М. Виноградов, С.Г. Шульгин

Состояние воздушного транспорта, социально-экономические условия страны, угроза терроризма заставляют практически все учреждения судебно-медицинской службы, особенно территорий, где проходят воздушные коридоры, быть готовыми к работе с тяжелыми авиационными происшествиями.
Существующая литература отражает основные принципы и методологию проведения судебно-медицинских экспертиз в подобных ситуациях, решение которых зависит от конкретных местных условий, с учетом которых и приходится организовывать работу.
25 августа 2004 года, в 2ч. 36 мин., дежурному эксперту бюро поступила информация о том, что в районе д. Бучалки Кимовского района Тульской области произошло падение самолета ТУ –134, следовавшего рейсом Домодедово – Волгоград.
О сложившейся ситуации, по утвержденной схеме, были информированы все члены оперативной группы и начальником бюро проведено экстренное селекторное совещание по определению базы для исследования трупов и формированию рабочих бригад для осуществления работ непосредственно на месте падения самолета и по исследованию трупов.
Во время проведения совещания из прокуратуры области поступило сообщение, что на борту самолета находились 44 человека и для осмотра места происшествия определены пять следователей. В соответствии с данной информацией был составлен план работы и определен круг специалистов.

1. Место происшествия.
На месте происшествия работало пять судебно-медицинских экспертов (два эксперта – по описанию и извлечению тел погибших из фюзеляжа авиалайнера и три эксперта - в составе поисковых групп).
Дополнительно к стандартному обеспечению экспертам были выданы запасные перчатки и клеенчатые бирки с завязками для маркировки. На месте падения самолета было установлено, что основная часть тел погибших, включая экипаж, находятся в разрушенном фюзеляже и небольшая часть (7 трупов) - на прилежащей к точке падения территории (в радиусе около 1000 метров).
Особенности:
1. Падение самолета произошло на крышу фюзеляжа при практически потерянной линейной скорости, что исключило фрагментацию тел и их большой разброс.
Данное обстоятельство (падение на крышу) повлекло разрушение верхней части тел пострадавших с полной и грубой деформацией черепа, что исключило возможность проведения фациальной идентификации.
2. Осмотр прилежащей территории проводился по квадратам и при обнаружении погибших составлялся отдельный протокол с фото- и видеосъемкой, маркировкой объектов бирками с полевым порядковым номером, упаковкой в пластиковые пакеты и доставкой в морг.
3. Останки женщины – террористки (Нагаева А.С.) обнаружены в 300 м. от хвостовой части фюзеляжа и представляли собой верхнюю часть туловища и фрагмент ноги со следами взрывной травмы и окопчением кожных покров.
Окопчение и следы взрыва имелись на внутренней обшивке хвостовой части фюзеляжа (располагался примерно в 900 м. от основного корпуса самолета).

2. Исследование трупов.
Руководителем группы по организации проведения исследований был назначен заместитель начальника бюро по организационно – методической работе. Местом для проведения исследований трупов определено районное отделение бюро судебно-медицинской экспертизы в г. Узловая, которое представляет собой стандартный патолого-анатомический корпус, располагающийся сравнительно близко к месту катастрофы и имеющий достаточное ограждение. На момент происшествия сотрудники отделения находились в очередном отпуске и были из него отозваны.
Морг оснащен двумя секционными столами и холодильной камерой, позволяющей одновременное хранение 4-5 трупов. В условиях жаркой погоды остро встал вопрос о размещении тел погибших, в связи с чем, до исследования, трупы находились на открытом воздухе на двух грузовых полуприцепах в полиэтиленовых мешках. На каждом полуприцепе размещалось максимум 18 тел.
После вскрытия трупы помещались в изотермический фургон с «сухим» льдом и авторефрижератор прибывший из г. Волгограда.
Наличие комплекса свободных специализированных помещений позволило сосредоточить в одном месте и наиболее эффективно организовать взаимодействие всех, участвующих в работе служб по ликвидации последствий катастрофы:
- доставку тел в один морг и размещение их на территории отделения;
- исследование трупов;
- опознание с соответствующим юридическим (включая ЗАГС) оформлением документации, а так же оказание медицинской и психологической помощи родственникам погибших;
- подготовку к транспортировке и выдачу тел.
Расположение отделения позволило изолировать окружающую территорию от посторонних и использовать ее длительное время. Районный центр является железнодорожным узлом с развитой транспортной сетью, медицинскими учреждениями и профилакторием, где были размещены родственники погибших.
К моменту поступления тел погибших были сформированы бригады для проведения исследований трупов. Практика показала, что оптимальным соотношением в составе бригады для исследования трупов является один эксперт, один лаборант и два санитара.
В создавшихся условиях это соотношение составило 1:1:1, что замедляло процесс исследования. Маркировка изъятых объектов, одежды, тел после исследования и составление списков обеспечивалось двумя медрегистраторами. Для переноски и сортировки тел погибших были задействованы две сменные бригады санитаров (по четыре физических лица) из сотрудников УВД и МЧС. Исследование трупов велось круглосуточно, все трупы фотографировались.
Наряду с составлением протоколов, в процессе исследования, широко применялись схемы, на которых фиксировались повреждения и особые приметы трупов, что позволило значительно сэкономить время на идентификацию личности.

3. Опознание.
Опознание погибших осуществлялось путем предъявления родственникам одежды, личных вещей и ювелирных украшений. В отдельных случаях личность была установлена по пассажирским билетам и документам находящимся в карманах одежды.
Одновременно с этим, родственникам погибших была предоставлена возможность осмотра тел для установления личности по индивидуальным внешним приметам. Процесс облегчался тем, что к моменту начала опознания у следственных органов имелся полный список пассажиров и членов экипажа, и к концу второго дня работы все трупы были опознаны.
В процедуре опознания 43 погибших были задействованы два судебно-медицинских эксперта, которые работали с каждым из пяти следователей прокуратуры и родственниками погибших. Параллельно проведению исследований, медицинские регистраторы составляли списки, включающие в себя описание одежды, словесный портрет и особые приметы погибших. Четыре лаборанта оформляли свидетельства о смерти и один медрегистратор вел журнал регистрации трупов. Для переноски и сортировки тел погибших было задействованы те же бригады санитаров-носильщиков по четыре человека.
Опознание 44-го пассажира (Нагаева А.С.) авиолайнера ТУ-134 осуществлено впоследствии путем проведения молекулярно-генетической экспертизы.
Таким образом, силами бюро судебно-медицинской экспертизы Тульской области за двое суток были исследованы и опознаны все жертвы авиакатастрофы.

4. Оборудование.
Для хранения трупов в условиях летнего времени необходимы как минимум два авторефрижератора - холодильника. В нашем случае, как указано выше, использовались изотермический фургон и авторефрижератор пришедший из г. Волгограда. Для работы на открытом воздухе в темное время суток необходимо хорошее уличное освещение, которое было обеспечено мобильной электроустановкой представленной службой МЧС.
Трупы помещались в полиэтиленовые мешки. Для одного тела необходим один большой прочный мешок, к которому надежно крепится бирка из клеенки с указанием номера и фамилией (после опознания) и два полиэтиленовых мешка меньшего размера для одежды и личных вещей. Особого внимания требует четкость маркировки, недопустимость утери бирок и неразборчивости обозначений.
Во всех помещения, где производится исследование и сортировка трупов каждые два часа должна производиться уборка, для чего в достаточном количестве необходимы моющие средства и два-три санитара.

В Ы В О Д Ы.
1. Авиакатастрофа самолета ТУ –134 на территории Тульской области, следовавшего 25 августа 2004 года рейсом Домодедово – Волгоград, характеризовалась небольшой площадью разброса деталей самолета, тел экипажа и пассажиров.
2. Гибель пострадавших в большинстве случаев не сопровождалась фрагментацией тел, что облегчило проведение опознания и идентификации личности погибших.
3. Эффективность деятельности судебно-медицинских формирований в экстремальных условиях находится в прямой зависимости от их готовности и слаженности во взаимодействии с органами местного управления и другими службами.
Наличие четкого плана организационных мероприятий, адекватная корректировка деятельности судебно-медицинской службы, оперативное реагирование работников здравоохранения, правоохранительных органов и МЧС, позволило рационально использовать кадровый ресурс, организовать работу на месте происшествия, доставку трупов в морг, проведение их исследования, опознания и выдачи.
4. Работу по исследованию и опознанию погибших в авиационных происшествиях целесообразно проводить на одной материально-технической базе, что, при слаженном взаимодействии с другими службами, позволит в максимально короткие сроки провести весь комплекс работ по ликвидации последствий катастрофы.

ЛИТЕРАТУРА
1. Велишева Л.С., Левченков Б.Д. К вопросу о судебно-медицинской экспертизе прим авиационных катастрофах СМЭ 1973 г, № 4.
2. Клюев А.В., Артемов В.Н. Руководство по медицинскому расследованию авиационных происшествий М., 1986г.
3. Попов В.Л. Судебно-медицинская экспертиза авиационной травмы Л., 1989г.
4. Проценков М.Г. Судебно-медицинская экспертиза при авиационных происшествиях М.,1993 г.
5. Пашинян Г.А., Тучик Е.С, Судебно-медицинская экспертиза при массовых кат

Сообщение отредактировал Дмитрий - 11.05.2005 - 08:49
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:30
Сообщение #34


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


АНАЛИЗ РАБОТЫ СУДЕБНО-БИОЛОГИЧЕСКИХ ОТДЕЛЕНИЙ БЮРО СМЭ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2004 ГОД
Гуртовая С.В., Российский Центр судебно-медицинской экспертизы МЗ РФ

С целью повышения качества судебно-биологических экспертиз ежегодно в Российском судебно-медицинском Центре Министерства здра-воохранения и социального развития РФ проводится тщательный анализ ос-новных показателей деятельности соответствующих отделений. Изучение этих показателей, а касаются они и количества выполненной работы и, без-условно, ее качества, позволяет отчетливо представлять объем работы отде-лений, использование ими необходимых современных методик в должном объеме; отметить внедрение новых методов; оценить полноту проведенных исследований и на основании этих данных сделать те или иные рекоменда-ции по улучшению службы.
Прежде, чем оценить работу каждого отделения были обсчитаны средние количественные и качественные показатели по России в целом и именно эти показатели являются отправными данными для последующего их сравнения с показателями отдельных регионов.
К сожалению, истекший год оказался очень сложным для экспертов–биологов, что связано с возникшим дефицитом реагентов, в частности, бы-ли значительные перебои с преципитирующими сыворотками , которые вре-менно перестали выпускать на Санкт-Петербургском предприятии, по сути, единственном объединении , выпускающем анти-сыворотки для судебной биологии, а затем было полностью прекращено производство сыворотки анти–G1m/1/, широко использовавшейся при дифференцировании одногруппной по системе АВО крови. Оказались недостаточно пригодными для работы по дифференцированию крови в пятнах и многие серии сыворотки анти-N; имеются значительные сложности при работе с сыворотками анти-Р и анти-Д. Некоторым образом на тот момент нас выручило АОО «Гематолог».
Таким образом, в настоящее время возникла острая необходимость несколь-ко менять тактику проведения экспертиз для решения вопроса о принадлеж-ности следов крови тому или иному проходящему по делу лицу. Необходи-мо шире внедрять в работу исследование крови по системе гаптоглобина; разрабатывать и внедрять в практику иные сывороточные и ферментные системы; изучать механизм образования следов ; более активно заниматься цитологическими методиками и т.д. В письме мы не касаемся вопроса при-менения генетических методик, а говорим только о возможностях судебно-биологической экспертизы.
И тем не менее, несмотря на указанные трудности, эксперты проводи-ли очень большую работу , результаты которой в подавляющем большин-стве случаев оказывали неоценимую помощь следствию – это касается мно-гих разделов деятельности, в частности, обнаружение крови и установление ее вида в старых и замытых следах /использование чувствительных тестов/;
исследование гнилостно измененных следов и образцов; определение груп-пы перхоти; установление видов колоний микроорганизмов; проведение все-го набора существующих методик при определении наличия спермы и т.д.
Более подробно использованные методики будут описаны далее при оценке качественных показателей работы.
Далее в таблице 1 мы представляем средние количественные показатели
в сравнении с 2003 годом.

Код
                                                                                         Т а б л и ц а  1
             
                               Количественные показатели
________________________________________________________________________________
____
 №№ п/п          П о к а з а т е л и                     2004 год                 2003 год

    1.         Ставки                                           1 716                       1 576
   
    2.         Физические лица                               728                         685
 
    3.         Исполненные экспертизы
              / по постановлениям/                        92. 823                    94. 408

    4.        Исследования по направле-
                       ниям экспертов                       112.754                   116. 989

    5.         Изучено  предметов и                      637.770                   697.719
                     образцов                    /об.128.825 – 20%/    /об.120.872 –17%/

    6.       Выполнено  единиц учета                 4.486.113                4.269.083

    7.        Количество экспертиз  на
                 ставку  и  физ .лицо                     54/128                      60/138

    8.        Количество предметов на
                  ставку и физ. лицо                      372/876                    381/873

    9.        Единицы учета /ст. и ф.л./             2.614/6162            2.709 /6.232

   10.        Исследования по направлениям
                 / ставка и физ. лицо /                 66/155                      75/170
 
   11.       Среднее количество предметов
                  в одной экспертизе                      7                               6

   12.   Среднее количество единиц учета
                    на одну экспертизу                    48                             45
 
   13.      Образцы в одной экспертизе              1-2                             2
                                                                                                         
  14.      Объединенная нагрузка – экспер-
          тизы и исследования вместе /ст./ф.л./       117/276                135/308

Следует отметить, что подсчеты основаны на данных , приведенных
в отчетах составителями – заведующими отделениями. Как видно из таблицы, претерпели изменения как количество ставок, выделяемых на биологические отделения, так и возросло число физических лиц на 43 человека /общий расчет – немногим более двух ставок на эксперта в среднем, хотя, естественно в разных отделениях этот показатель отли-чается друг от друга - от одной ставки до четырех/.
Количество исполненных в 2004 году экспертиз немного уменьшилось-
на 1.500 ; более заметно уменьшилось число изученных предметов и образ-цов – на 59.000. Наряду с этим совершенно неожиданно увеличилось на 217.030 количество единиц учета /объектов/исследования/, правда, справед-ливости ради, следует отметить, что количество предметов в одной эксперти
зе возросло и это могло повлиять на цифры единиц учета.
Нагрузка на одну ставку находится в среднем в пределах нормы /54/, а вот на физическое лицо она достаточно велика /128/. С некоторым превыше-нием /норма 250 предметов/ изучено количество предметов / 372 на ставку и 876 – на эксперта/; что же касается единиц учета, то на ставку по сущест-вующим нормам она больше на 500 объектов/исследования, а на физическое лицо, на наш взгляд даже в среднем предельно высока – более 6 000 единиц.
Анализ представленных данных позволяет предположить, что в ряде Бюро исследования по направлениям приплюсовывают к экспертизам по по-становлениям и поэтому учитывают их дважды, что несправедливо увели-чивает объем проводимой работы. На это некоторым образом указывают цифры количества направлений - от единичных до резко превышает коли-чество экспертиз.
Таким образом, если исходить из ранее установленных нормативов, менять которые в новых правилах не предполагается, то биология России нуждается еще в 222 ставках.
Приходится вновь отмечать такой показатель как среднее число пред-метов в одной экспертиз – мы и ранее писали, что из года в год этот показа-тель в среднем составляет 6-7 предметов. В то же время, указанная средняя
цифра для некоторых отделений превышает 10 /Сочи, Кабардино-Балкария, Томск, Ханты-_Мансийск, Тверь, Пенза, Волгоград/. Заведующим необхо-димо, несмотря на все трудности заниматься отбором предметов – это в по-следующем экономит время, реагенты и т.д. В основном же, цифры изучае-мых предметов и образцов к ним находятся в пределах средних показателей по России в целом. Вновь, как и в прошлом году из общего ряда выпадает Бюро СМЭ г. Москвы - 5.967 предметов и 5.299 образцов – практически это один предмет и один образец. Если число предметов вместе с образцами разделить на исполненные экспертизы – 4.470 – то абсолютно четко получа-ется цифра - 1 предмет- 1 образец. Мы в прошлом письме указывали на эти несколько странные цифры, но за год ничего не изменилось.
Безусловный интерес представляет и такая цифра как число объек-тов/исследования в одной экспертизе - в среднем это 48-50 объектов – это справедливо по многим параметрам , а не только как средняя цифра - 50 объектов на 50 экспертиз в год – это практически тот показатель, который соответствует числу объектов/исследования в год, несколько превышая его.
К сожалению, есть отделения, в которых указанный показатель намного вы-ше среднего, иногда в два и даже в три раза. Отсюда и завышенные общие цифры, о которых мы будем говорить ниже. По всей вероятности заведую-щие отделения не проверяют эти показатели, а просто переписывают данные, указанные экспертами.
Мы для того и указываем все средние показатели по России, чтобы они служили некоторой отправной точкой для организационной работы заве-дующих отделениями и позволяли им вносить некоторые коррективы в ра-боту. Это касается не только разбираемых количественных цифр, но и цело-го ряда качественных показателей. Обязательно необходимо знать состояние дел у своих коллег, обмениваться опытом, перенимать лучшее, но многие от-деления ограничиваются только своими показателями, очевидно считая, что этого достаточно.
Распределение экспертиз по видам в истекшем году претерпело резкие изменения. Хотя по прежнему первое место занимают экспертизы, связан-ные с исследованием крови, заметно уменьшилось число экспертиз по рабо-те с выделениями и с исследованием волос. И выглядит это так –
Экспертизы крови - 57 065 против 53 960 в 2003 году.
Экспертизы выделений – 8575 – 20 333;
Экспертизы волос - 6 223 - 15 714!
Пока разобраться с такими изменениями нам не удалось. Очевидно, мы сможем сделать это на предстоящих рабочих совещаниях.
Одновременно возросло количество экспертиз по исследованию ко-стного материала, зубов, ногтей, мышц – и эта цифра следующая – 2 888 – 1 306;
Экспертизы по материалам дела 52;
Прочие - / группа препаратов, региональное происхождение крови,
кровь плода и взрослого человека, кровь беременной женщины и др./ - 567.
Оставшиеся 17 110 экспертиз приходятся на цитологию, количество подобных исследований, действительно, возросло, но в связи с тем, что по-давляющее большинство заведующих посчитали экспертизами те цитологи-ческие исследования, которые проводились не по отдельным постановлени-ям, а в биологических экспертизах /только единицы выделили самостоя-тельные цитологические экспертизы и, естественно, те регионы, в которых отдельно существуют цитологические отделения/, указать точную цифру указанного вида деятельности невозможно.
Разброс числа работающих в отделениях экспертов чрезвычайно велик –
в пяти отделениях /Магадан, Тыва, Адыгея, Биробиджан, Агинский Бурят-ский автономный округ/ работает только по одному эксперту /!/; в девяти от-делениях – по 2-3 эксперта. Наиболее крупными по числу специалистов яв-ляются судебно-биологические отделения г.г. С.Петербурга /23/, Москов-ской области /21/, Татарстана /20/, Башкортостан /21/, Кемерово /18/, Ново-сибирск /16/, Красноярск /28/.
Выполненные за год экспертизы можно распределить следующим обра-зом - до 500 экспертиз - Новокузнецк, Адыгея, Коми, Псков, Калмыкия, Биробиджан, Ингушетия, Сочи, Карачаево-Черкессия, Республика Алтай, Тыва, Ханты_Мансийск, Магадан,, Сахалин.
500 - 1 000 экспертиз - Архангельск, Вологда, Карелия, Великий Нов-город, Владимир, Иваново, Тверь, Кострома, Бурятия, Смоленск, Тула, Яро-славль, Киров, Марий-Эл, , Чувашия, Белгород, Воронеж, Курск, Липецк, Тамбов, Волгоград, Самара, Пенза, Краснодар, Ставрополь, Дагестан, Ка-бардино-Балкария, Северная Осетия, Курган, Томск, Хакассия, Орел, Кам-чатка, Якутия, Калининград.
1 000 – 2 000 экспертиз - Мурманск, Ленинградская область, Брянск,
Калуга, Рязань, Мордовия, Астрахань, Татарстан, Ростов, Оренбург, Ека-теринбург, Челябинск, Удмуртия, Новосибирск, Омск, Тюмень, Краснояр-ский край, Иркутск, Приморский край, Благовещенск,.
Свыше 2 000 экспертиз - г. г. Санкт-Петербург, Москва, Московская область, Саратов, Ульяновск, Пермь, Башкортостан, Алтайский край, Кеме-рово.
Таким образом, из обозначенной нагрузки по выполненным эксперти-зам очевидно, что в большинстве отделений исполняется до 1 000 экспертиз в год , причем зависимости от числа работающих экспертов и выделенных ставок выявить не удалось. При анализе обращает на себя внимание, что в Уральском и Сибирском регионах нагрузка в основном выше , чем в ос-тальных регионах Росси - и это отмечается из года в год.
В этом разделе интерес представляет нагрузка по экспертизам на ставку и физическое лицо / выдели только минимальные и максимальные цифры/ - по сути нет ни одного отделения, в котором бы эксперты и на ставку и на физическое лицо исполняли менее положенной нормы – в основном, она значительно перевыполнена и часто превышает 100 экспертиз. Однако в це-лом ряде случаев просто трудно себе представить, что в год один человек способен исполнить то число экспертиз, которое указано в отчетах, а имен-но – г. Москва – 344 экспертизы в год, т.е. в месяц необходимо исполнить более 30 экспертиз; также более 300 экспертиз в год исполняется на Камчат-ке; более 150 экспертиз в год - Курган, Оренбург, Пермь, Екатеринбург, Удмуртия, Чита, Благовещенск, Салехард, Калининград. Мы отмечаем этот момент только потому, что при такой нагрузке с учетом установленных сро-ков проведения экспертиз очень сложно применять весь набор методик, обеспечивающий полноту исследований.
Данные по изучению предметов в год также в некоторой степени отра-жают деятельность экспертных подразделений - описание предметов, оты-скание на них следов и их описание занимают львиную долю времени экс-перта-исследователя, тем более , что часто поступают сложные для изучения вещественные доказательства /гнилые, загрязненные, заплесневелые, разо-рванные на части и т.д./. И вот при ранее рекомендованной норме в 250 предметов в год эксперты исследуют более 1000 – г.г. Вологда /1304/, Ленинградская область /1210/, Калуга /1184/, Владимир /1591/, Московская область /1332/,Тула /1251/, Марий-Эл / 1525/, Белгород /1031/, Астрахань /1090/, Волгоград /1559/ , Ставропольский край / 1171/, Челябинск /1016 /, Томск /1122/, Чита /1174/, Благовещенск/ 1215/, Камчатка /2411/, Сахалин /1819/, Якутия /1043/, Салехард /1052/, Калининград /1090/. Все остальные отделения изучают от 300 до 800 предметов. Мы привели данные цифры для того, чтобы заведующие отделениями, несмотря на все сложности отбора, все-таки пытались делать это постоянно и проводить соответствующую работу со следственными работниками.
И далее о таком показателе как число объектов исследования или единиц учета, который многими начальниками Бюро воспринимается как основной показатель деятельности биологических отделений, несмотря на то, что в течение целого ряда лет в Приказах и правилах мы пытались говорить о трех показателях, так как только один не отражает истинного положения вещей, ибо, к сожалению, встречаются не совсем добросовестные эксперты, кото-рые , возможно , заблуждаются в правильности подсчета объектов, хотя в ис-текшем году мы направляли инструкцию по обсчету объектов. Именно по-этому мы и считаем правильным учет нескольких показателей, сопоставле-ние которых может выявить недоразумения в обсчете выполненной работы.
В то же время нельзя исключить , что подсчет ведется абсолютно пра-вильно, но нагрузка действительно чрезвычайно велика и в таких случаях не-обходимо думать о выделении дополнительных ставок.
Нагрузка только по объектам / речь пойдет о нагрузке на физическое ли-цо, которая предусматривает 2 000 единиц/ распределялась следующим об-разом:
- свыше 10 000 /!/ единиц учета в год -Вологда /11 792/, Владимир /10 953/, Благовещенск /10 716/, Камчатка /20 056/, Калининград /16 056/.
- 7 000 –9 000 единиц учета - г.г. Тула, Калуга, г. Москва, Ленинградская область, Волгоград, Краснодарский и Ставропольский края, Пермь, Екате-ринбург, Удмуртия, Омск, Томск, Орел .
Во всех остальных отделениях нагрузка несколько превышает норма-тивную, но допустимых пределах и колеблется от 3 000 до 5 000.
Приводя указанные цифры мы еще раз убедительно просим заведую-щих отделениями внимательно относиться к соответствию трех основных показателей / количество экспертиз, предметов и объектов/исследования/ при проверке учета работы экспертов.
Анализ качества исполняемых экспертиз позволяет привести целый ряд сведений о процентном соотношении выполненной за год работы и одно-временно указать методики, которые эксперты используют , проводя раз-личные виды экспертиз.

Код
                                                                                              Т а б л и ц а  2

                           Качественные показатели работы  /  в %/

№№ п/п                  В  и д ы     р а б о т                  2004 год                  2003 год

1.    Поисковые реакции –                        24,4                          28,4
                              -  наличие крови                    19,0                          22,7        
                              -  наличие спермы /-81%/       4,0                            4,5
                              -  наличие иных выделений    1,4                            1,2
2.             Вид крови                                              11,2                         12,5
3.             Группа жидкой крови                  
                / от 1-ой  до 7-и систем /                        3,2                           4,6
4.             Группа крови в пятнах -                        37,2                         38,6
                       - покровное стекло                         20,7                         19,0
                       - дифференцирование                    10,1                         10,0
                          / в среднем 3 системы/
5.            Группа выделений                                   3,3                           3,7
                         - сперма                                           1,2                           1,5
                         - иные выделения                           2,1                           2,2      
6.             Исследование волос                                 4,0                           4,6
7.            Исследование костей, ногтей,
               зубов, мягких тканей                                2,7                           1,7
8.             Цитологические исследования                10                            5,6
9.             Прочие исследования                                 4

Как видно из таблицы 2, отмеченные выше изменения экспертиз по видам , не могли не оказать влияния на основные качественные показатели, а именно – уменьшилось общее число поисковых реакций практически на 4%, что в абсолютных цифрах довольно значительно и при этом приходится от-мечать, что отрицательный процент поисков крови составил в среднем 40%, а спермы – 81 %. Это плохие показатели и частично такие цифры объясняют-ся тем, что эксперты, получив отрицательный ответ с одной , не самой чувст-вительной методикой, не используют иные, имеющиеся в их распоряжении. Так, на наличие крови в ряде отделений применяется только тонкослойная хроматография; на наличие спермы – только метод концентрированного из-влечения сперматозоидов, что, естественно, снижает эффективность поис-ков, несмотря на то, что существует правило - при получении отрицатель-ного результата при использовании только одной методики в целом ряде случаев необходимо применить и иные, имеющиеся в распоряжении экспер-та.
При определении группы крови в пятнах по системе АВО увеличилось число объектов при постановке реакции покровного стекла и уменьшилось количество объектов при выявлении антигенов системы АВО. Можно предположить, что среди прочих причин имеет место и неправильный под-счет объектов в реакции покровного стекла.
Вызывает справедливый вопрос следующий момент – количество экспер-тиз волос резко уменьшилось, а число объектов по этим волосам сократилось только на 0,6%? Очевидно, этот вопрос будет предметом разбирательства на семинарах. Несколько неоправданно высокой в некоторых отчетах пред-ставляется цифра сравнительного исследования волос – иногда она значи-тельно превышает их общее количество.
Какие методики чаще всего применяются при производстве экспертиз?
При определении наличия крови в 86,5% используется тонкослойная хроматография; в 1% - микроспектроскопия; в 10% микролюминесценция; в 2,5 % эксперты пользуются тест-полосками.
При установлении вида крови - 61,0% составляет встречный иммуно-электрофорез в агаре, 27,5% - кольцепреципитация; 9,8% - преципитация в твердой среде; работа на мембранах /единичные отделения / - 1,1%; исполь-зование обти-теста – 0,6%; РИФ – 3 отделения РФ.
Работа с жидкой кровью выявила большие колебания между отделе-ниями – исследуют от одной системы /АВО/, до шести / у некоторых, оче-видно, были еще запасы необходимых сывороток/.
При исследовании пятен крови - реакция количественной агглютина-ции – 3,3%; абсорбция-элюция – 76%; покровное стекло – 20,7% .
Дифференцирование одногруппной по системе АВО крови в некото-рых отделениях сведено только к одной системе МΝŜś, а в ряде отделений – еще встречается использование пяти-шести систем. Отдельно необходимо отметить , что активно внедряется в работу отделений дифференцирование пятен крови по системе Нр – приобретены аппараты и реактивы, обучены эксперты и можно надеяться, что при таких темпах скоро все отделения бу-дут проводить этот вид исследования.
Как указано выше, при определении наличия спермы в 80,2% ис-пользуется морфологический метод; 8,9% - подавление КФ ингибитором и тест –полоски; реакция с картофельным соком – 10%; иммунохимическая реакция – 0,9%. Положительный результат составляет менее 20% и отсюда – небольшое число исследований по установлению групповой принадлежно-сти спермы – 1,2% всей работы.
Велик и отрицательный процент поисковых реакций на слюну, хотя разработанные в Нижегородском Бюро реакции рассчитаны на минималь-ные ее количества - в 2004 году процент отрицательных поисков составил 59.
Процент выявления антигенов в слюне с учетом исследования образ-цов соответственно резко превышают положительные поиски ее в объектах – в 6,5 раз. Используется количественная реакция агглютининов - 31,3%: аб-сорбция-элюция – 68,7%. В общем исследование слюны среди всех объектов
находится в пределах 1%.
Исследование пота – наличие - + 60,2%, - 39,8%. Группа пота – в общем потоке – около 1%. Наличие пота устанавливается тонкослойной хроматографией с учетом всех нюансов этой реакции, а определение антиге-нов А и В производится в большинстве случаев реакцией абсорбции-элюции.
Как видно из таблицы, наблюдается явное увеличение объема работы по исследованию фрагментов ногтей, костей, зубов, тканей, хотя разброс указанного исследования между отделениями чрезвычайно велик – либо это единичные объекты, либо достаточно высокий процент по отношению к иным работам – более 10% - Мурманск, 5-6% - Калуга, Тула, 3% - Нижний Новгород, 2% - г.г. Ростов, Челябинск, Тюмень, Башкортостан, Бурятия. Мы специально перечислили отделения с высоким процентом изучения костно-го и мышечного материала, так как речь идет о сложной и трудоемкой рабо-те, требующей множественных повторов, использования различных модифи-каций реакции абсорбции-элюци и т.д. Судя по отчетам ,методиками работы с указанным материалом владеют практически все отделения, но не во всех регионах представляют подобный материал на исследование.
Изучение волос стандартно и в основном субъективно – морфологиче-ская картина, групповая принадлежность, сравнительное изучение. Объектов по этому виду достаточно много, хотя количество экспертиз уменьшилось почти втрое. Очевидно, имеет место или поступление большого количества объектов /много участников происшествия/, или вновь что-то кроется в под-счете. Уже указывалось, что анализ будет проведен на совещаниях.
Отрадно отмечать , что в истекшем году резко увеличилось количест-во и качество цитологических экспертиз и в первую очередь это связано с громадной работой, проводимой в Нижегородском Бюро, где, по сути, на вы-соком уровне обучались и обучаются все биологи России. Отмечается пра-вильный подход к использованию названных методик и это вызвало бурный рост исследований – их количество растет вместе с количеством экспертов, владеющих необходимым набором методик. В 2004 году начало функциони-
ровать специальное цитологическое отделение в Воронежском Бюро СМЭ.
Пока нет специалистов единичных лабораториях, но и в них предпола-гается подготовка специалистов / Вологда, Краснодар, Ханты-Мансийск, Камчатка /. В связи с тем, что в настоящее время уменьшаются возможности дифференцирования крови, срочно необходимо расширять объем цитологи-ческой работы.
В настоящее время цитологи занимаются следующими исследованиями – определение половой принадлежности крови /22,7%/, слюны / 3%/, волос
/0,8%/, клеток / 16,6%/, костной и мышечной тканей /0,3%/, выявление раз-личных клеток и их органно-тканевая принадлежность / 43,5%/, РСА - 13,1%. Что касается конечных результатов проведенных в 2004 году иссле-дований, то они были таковы – 52% положительный; 48% - отрицательный.
Таким образом, мы перечислили основной набор методик и данные об их использовании в судебно-биологических отделениях Бюро СМЭ Российской Федерации в 2004 году. Но в то же время необходимо отметить, что в тече-ние года в работе отдельных лабораторий были применены и иные методы изучения вещественных доказательств - определение групповой принадлеж-ности гистологических и цитологических препаратов /13 отделений/, посевы на разные среды с целью выявления колоний микроорганизмов / 6 отделе-ний/, дифференцирование крови плода и взрослого человека /15 отделений/,
установление группы перхоти /5 отделений/, исследование молока и молози-ва /3 отделения/, региональное происхождение крови изучалось в трети от-делений, использование РИФ с целью установления видовой принадлежно-сти крови и при работе со спермой отмечено только в трех отделениях / г. С.Петербург, Брянск, республика Башкортостан/, эксперты активно рабо-тали со смешанными следами крови человека и животного и т. д.
Изложенное позволяет утверждать , что специалисты подавляющего большинства судебно-биологических отделений Бюро СМЭ России способ-ны выполнить не только постоянно применяемые методики, но и те методики, потребность в которых у следственных органов бывает относительно редко /возможно, в силу недостаточного знания возможностей биологии/.
Особо хочется отметить, что вопреки всем трудностям, связанным с не-достаточным финансированием, отсутствием ряда необходимых реагентов и др. во многих отделениях проводятся исследования по совершенствованию существующих методик и разработке новых – активно в этом направлении работают в г.г. Новосибирске, Нижнем Новгороде, Кемерово, Башкортоста-не, Астрахани, Рязани, Алтайском, Ставропольском, Красноярском краях и целом ряде других регионов. Большую активность в отработке методик про-являют эксперты-цитологи.
В истекшем году в адрес отделений был направлен целый ряд докумен-тов, посвященных учету работы, отчетная форма, правила оформления за-ключения эксперта, материалы, касающиеся донорства, памятка по соблю-дению противоэпидемического режима /составлена в Липецком Бюро СМЭ/,правила по устройству, оборудованию и содержанию судебно-биологических отделений /составлено в Рязанском Бюро СМЭ/, памятка по пределам необходимых исследований при проведении экспертиз.
Было проведено 4 рабочих совещания-семинара в г.г. Тюмени, Тамбове,
Воронеже, Новосибирске / даны в хронологическом порядке /, участие в ко-торых приняло в общей сложности более 100 экспертов. На семинарах уда-лось отработать самые насущные вопросы, связанные с практической рабо-той и ознакомиться с новыми теоретическими данными по специальности.
Мы выражаем благодарность начальникам перечисленных Бюро –
О.М.Зороастрову, И.Я.Туркевичу, В.Г.Донцову и В.П.Новоселову за воз-можность проведения семинаров на базах вверенных им Бюро.
Предполагаем, что новые семинары, которые предполагается провести в текущем году, смогут оказать практическую помощь экспертам и тем са-мым способствовать повышению качества экспертиз вещественных доказа-тельств , ибо активный обмен опытом позволяет решить множество задач, стоящих перед экспертами. Новые семинары на основании анализа отчетов за 2004 год мы посвятим работе , связанной с изучением костных и тканевых фрагментов и поэтому заранее предлагаем экспертам готовить соответст-вующие предложения и материалы по указанному вопросу.

Сообщение отредактировал Дмитрий - 11.05.2005 - 09:02
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:32
Сообщение #35


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Ю.П.Гуцаев, Л.С.Сабанова, Н.Г.Олейник, А.М.Аккалаев
О некоторых сведениях
по организации производства и проведения
судебно-медицинских экспертиз трупов и
живых лиц – жертв террористических актов
и стихийных бедствий в РСО-Алания

ГУЗ – Бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ РСО-А
(начальник – к.м.н. Ю.П.Гуцаев), курс судебной медицины
СОГМА (зав. к.м.н., доц. Н.Г.Олейник)

Современный этап развития человеческой истории, нашей жизни – это или мартиролог или реестр смерти и насилия.
Всё то, чему подвергается население Земли как вследствие природных катак-лизмов (стихийных бедствий), так и сородичами, вызывает страх и ужас, приводя-щие население в абсолютную беспомощность, бессилие и отсутствию надежд на будущее.
Например, только в Северной Осетии-Алании произошли:
• взрыв на Центральном рынке;
• сход ледника Колка в Кармадонском ущелье, где захоронены десятки лю-дей, в том числе съёмочная группа Бодрова и конно-аттракционная группа арти-стов «Нарты»;
• взрыв военного госпиталя в Моздоке;
• взрыв автобуса с военнослужащими в Моздоке;
• сходы снежных лавин по Транскавказской автомагистрали;
• захват школы № 41 в г. Владикавказе;
• захват детской поликлиники № 1 в г. Владикавказе;
• взрывы на товарном дворе железнодорожной станции Владикавказ, в не-скольких домах военного городка «Хольцман», и многие другие теракты или угро-зы на их совершение на территории РСО-А.
Когда 19 марта 1999 г., в 11 часов 30 минут, на Центральном рынке г. Влади-кавказа, в самом оживленном торговом центре, было подорвано взрывное устрой-ство, повлекшее многочисленные человеческие жертвы, немедленно, после сооб-щения о трагедии, весь коллектив БСМЭ МЗ РСО-А приступил к круглосуточной работе:
организованы отдельные группы:
• по приёму и регистрации трупов (все трупы поступали как неопознаные);
• регистрации носильных вещей (одежды), ценностей, содержимого кар-манов;
• по производству судебно-медицинских экспертиз трупов, реставрации, придания им возможного эстетического вида;
• предъявления трупов, вещественных доказательств, ценностей, протезов, имеющихся документов (собранных в отдельные пакеты) – в присутст-вии и при документировании оперативно-следственными органами;
• при достоверно установленных (уточненных) признаках, не вызывавших сомнений, опознание трупов родственниками погибших и по предъявле-нии ими их личных документов, обеспечивалась транспортировка трупа из морга к месту жительства.
Все эти мероприятия проводились совместно и под контролем сотрудников прокуратуры, МВД и других представителей соответствующих служб.
Тогда было исследовано 54 трупа (мужчин – 18, женщин – 26) жителей Север-ной и Южной Осетии, Кабардино-Балкарии, Грузии, Чеченской Республики – всего из 14 населенных пунктов, представителей 9 национальностей.
Получили повреждения, но остались в живых, около 200 пострадавших.
Произведены исследования отдельных фрагментов – всего 44.
При сравнительно-анатомическом сопоставлении и лабораторных исследова-ниях установлено, что некоторые биологические объекты не принадлежат челове-ку, все смешалось с продаваемыми на рынке продуктами.
Причем разрушенные ткани головного мозга, скелета, внутренних органов дос-тавлены в одном мешке (пакете) в единой смешанной массе, с многочисленными инородными телами, частицами растительного происхождения. Были приняты все возможные экспертные меры на уровне РСО-Алания, судебно-медицинская служба которой оказалась на достойном уровне.
Тогда мы еще не знали, какая страшная, бесчеловечная, невероятная по форме и невразумительная по существу и разуму трагедия может случиться – захват шко-лы № 1 в г. Беслане.
1 сентября 2004 г., во время школьной линейки (День знаний), вооруженный отряд вступил в бой с детьми – грудными и десятиклассниками. Дети, матери с грудными младенцами, сопровождавшими бабушками, дедушками и отцами были загнаны в их же школу (классы), как в с. Хатынь, в Белоруссии, где всех селян за-гнали в амбар и подожгли. Но это были фашисты, которые мечтали о мировом господстве.
А сейчас мы столкнулись с ещё большей жестокостью, о которой содрогается весь мир.
К настоящему времени судебными медиками накоплен большой опыт работы в очагах массовой гибели людей и имеются методические рекомендации по организации деятельности судебно-медицинской службы в условиях катастроф, основными задачами которой являются опознание личностей и установление причины их смерти. Для правильного планомерного осуществления поставленной задачи необходимо придерживаться тех рекомендаций, которые освещены в методических указаниях по производству экспертиз в таких ситуациях. Осмотр трупов на месте происшествия, их сортировка, маркировка, доставка к месту исследования, регистрация, производство экспертизы, процесс опознания и выдача тел для погребения должны осуществляться при неукоснительном соблюдении правил на каждом этапе проведения работы всеми участниками различных служб. При этом предполагается наличие одного координатора работы, обладающего всеми соответствующими полномочиями, осознающего цели и задачи исполнителей на каждом этапе, контролирующего последовательность и четкость выполнения распоряжений, корректирующего исполнение указаний различными подразделениями сообразно с изменяющимися условиями. При отсутствии высокой исполнительской дисциплины каждого подразделения приводит к сбою в работе и влечет за собой ошибки в последовательности выполнения поставленных задач.
Возникновение таких ошибок можно проследить поэтапно при осуществлении работ по ликвидации последствий тер. акта в г. Беслане.
После получения сообщений о вынужденном штурме школы № 1 для освобождения заложников, около 15-ти часов 3.09.04 г. сотрудниками прокуратуры была дана команда прибыть судебно-медицинским экспертам на место происшествия. По прибытии 9-ти экспертов на место происшествия было установлено, что продолжаются активные боевые действия в районе школы, идет стрельба, здание школы окутано клубами дыма в связи с чем производить осмотр трупов не представлялось возможным. Вместе с тем было установлено, что часть погибших перенесена на территорию Бесланской больницы, где расположено Правобережное районное отделение БСМЭ и находится морг с одним секционным столом. Эксперты переместились на территорию больницы, где стало очевидно, что проводить работу по исследованию уже доставленных 74-х трупов в имевшихся условиях не возможно, при учете того, что ожидалось поступление не меньшего количества погибших.
По согласованию с работниками прокуратуры заместителем начальника бюро решено было произвести перевозку трупов в г. Владикавказ и начать работу в морге БСМЭ. Эксперты вернулись на рабочие места в бюро, потеряв три часа времени, так как не было координатора работы на этом этапе.
К моменту возвращения экспертов во Владикавказ в морг БСМЭ уже было доставлено 5 трупов из Беслана, исследование которых было начато дежурным экспертом и ассистентом кафедры после обозначения их номерами с 1-го по 5-й, так как с места происшествия они были доставлены без маркировки. Доставка погибших регистрировалась в журнале поступлений трупов по сквозной нумерации, а затем в ходе исследования трупов регистрация производилась под двумя номерами: порядковым по журналу исследований и номером доставки с места происшествия. Поскольку с места происшествия 3-го сентября 2004 года было доставлено 74 трупа, произошло использование первых 74-х номеров.
Указанные трупы не были осмотрены на месте происшествия следователями прокуратуры, поэтому перед судебно-медицинским исследованием их, производился совместный наружный осмотр экспертами и следователями на территории бюро СМЭ. Стало известно также, что 3 трупа с места происшествия были забраны родственниками погибших и в последующем, 4-го и 5-го сентября, осматривались следователем и экспертом на дому.
Работа по исследованию доставленных трупов проводилась практически всю ночь, и параллельно с этим происходило опознание трупов, в том числе и сотрудников МЧС и спецподразделения «Альфа», тела которых были выданы для транспортировки к месту службы в 6 часов утра 4.09.2004 г. с оформлением врачебного свидетельства смерти. В ходе выполнения большого объема работы при наличии трех секционных столов в морге бюро СМЭ и двух - в патологоанатомическом, при отсутствии достаточного количества мест в холодильных установках и ожидаемого большого потока тел погибших, стало ясно, что осуществление полного исследования трупов не возможно, в связи с чем, со-вместно с прокуратурой было принято решение проводить экспертизы по наруж-ному исследованию.
Прибывшим в г. Владикавказ по приказу Минздравсоцразвития РФ и.о. дирек-тора РЦ СМЭ МЗ и СР РФ проф. Клевно В.А. в ранге руководителя рабочей груп-пы судмедэкспертов для производства судебно-медицинских экспертиз трупов сформирована бригада врачей судебно-медицинских экспертов из 27 человек (18 – из бюро СМЭ МЗ РСО-А, 7 – из бюро СМЭ МЗ КБР; 2 – из СМЛ № 184 МО РФ).
Работа была организована в четыре этапа:
Первый этап: осмотр трупа на наличие телесных повреждений с оформлени-ем протокола осмотра трупа.
Второй этап: предъявление трупа для опознания родственниками с оформле-нием протокола опознания.
Третий этап: назначение судебно-медицинской экспертизы трупа с вынесени-ем постановления.
Четвертый этап: производство судебно-медицинской экспертизы с оформле-нием «Заключения эксперта» (в черновике) и выдачей медицинского свидетельст-ва о смерти.
В 10 часов утра 4-го сентября работа по исследованию ранее доставленных трупов была продолжена, а к 11-ти часам стали поступать трупы с места происше-ствия в школе №1 г. Беслана, осмотренные и маркированные вновь с 1-го номера двумя экспертами Правобережного межрайонного отделения и следователями про-куратуры. Это было второе нарушение маркировки трупов, так как номера достав-ленных с места происшествия стали повторяться до 74 номера. Трупы были дос-тавлены сотрудниками МЧС на грузовых автомашинах. При осуществлении раз-грузки и размещении трупов на территории двора БСМЭ, несмотря на требования экспертов, не была осуществлена сортировка тел на группы по половому и возрас-тному признаку: «мужчины, женщины, дети», в связи, с чем в дальнейшем возник-ли сложности при проведении опознания. Кроме того, наличие повторяющихся номеров вынудило экспертов произвести свою повторную маркировку вновь дос-тавленных тел, с учетом уже обозначенных ранее номеров. Таким образом, каждый труп, доставленный с 4-го сентября, имел двойную нумерацию поступления и по-рядковый номер по журналу регистрации исследованных трупов (всего три номе-ра). Поскольку количество поступивших 4 сентября тел погибших значительно превзошло, все ожидаемые прогнозы и произошло заполнение практически всей территории двора БСМЭ, было решено производить наружное исследование тру-пов вне здания. Для этой цели формировались бригады в составе: следователь про-куратуры, эксперт, лаборант, каждой из которых определялся объект исследования, в соответствии с порядковым номером поступления. Работа велась планомерно, в соответствии с Правилами исследования трупов не установленных лиц при нали-чии постановления на производство экспертизы с регистрацией в журнале исследо-вания трупов.
В связи с тем, что перед зданием Бюро скопилось большое количество родст-венников погибших, требовавших опознания и выдачи мертвых тел для погребе-ния, прокуратурой было принято решение сначала произвести опознание, а потом уже исследование опознанных трупов. Опознание осуществлялось ранее создан-ными бригадами. На этом этапе не выполнены требования экспертов производить опознание тел небольшими группами родственников, чтобы не создавать столпо-творения и исключить возможность ошибки при опознании, так как большинство тел было разрушено или подверглось воздействию открытого пламени до неузна-ваемости, как и 13 трупов лиц, расстрелянных с 1 по 3 сентября, выброшенных из здания школы и обнаруженных с далеко зашедшими гнилостными изменениями.
Невыполнение этого требования привело к ошибочным опознаниям, в основ-ном неблизкими родственниками, и сопровождалось либо возвратом в БСМЭ уже «опознанных» трупов, либо к более позднему опознанию уже захороненных тру-пов на основании генетического исследования. Опознания происходили по сущест-вующим методикам, с указанием особых примет, стоматологического статуса, с описанием сохранившихся частей одежды, в сомнительных случаях с определени-ем групповых свойств крови по системе АВО. Количественные показатели опозна-ния в первые дни после трагедии приведены в рисунке №1, из которого следует, что наиболее интенсивно процесс опознания происходил 4-5 сентября 2004 года.


Рис.1
Следует отметить, что отсутствие условий для производства экспертизы и хра-нения большого количества трупов, привели к сбою в работе в связи с изменения-ми погодных условий. Так, 4-го сентября, в солнечную погоду, работа экспертов и следователей осуществлялась под открытым небом. 5-го сентября произошло рез-кое снижение температуры окружающей среды, пошел дождь, затрудняющий про-должающуюся работу бригад, так как опознание родственниками тел погибших, находящихся в полиэтиленовых мешках, не прекращалось. Последовали жалобы родственников погибших, на отсутствие элементарных условий для сохранения трупов и опознания их. 6-го сентября сотрудниками МЧС по запросу прокуратуры были предоставлены палатки и тенты, под которые были перемещены остававшие-ся неопознанными трупы, было организовано электрическое освещение их. Пере-носка трупов производилась солдатами, которым не были полностью разъяснены задачи максимального сохранения опознавательных элементов, что при неодно-кратном грубом перемещении тел привело к утрате фрагментов одежды, заколок, бантиков, обуви и других предметов, важных для процесса опознания.
Новое изменение погодных условий привело к необходимости привлечь для сохранности трупов авторефрижераторы, которые оказались крайне неудобными в процессе опознания. Загруженные в них тела неоднократно выгружались на улицу, при этом неминуемо терялись опознавательные элементы, в частности такие, как зубные протезы. Терялись также бирки с маркировочными номерами, что приводи-ло к неоднократным осмотрам одних и тех же трупов разными экспертами в разные дни. В связи с этим трупы были помещены в железнодорожные вагоны-рефрижераторы, размещенные на товарном дворе, с проведением их сортировки по возрастному и половому признакам. Продолжение процесса опознания было орга-низовано на товарном дворе с участием выделенных для этих целей судебно-медицинских экспертов. Для взятия объектов от трупов не установленных лиц с целью дальнейшей генетической идентификации, были привлечены сотрудники 124 СМЛ г. Ростова-на-Дону, которые осуществляли работу с 6 по 10 сентября 2004 г., после чего изъятые от трупов объекты и 82 фрагмента тел ими были дос-тавлены в генетическую лабораторию. В последствии, в связи с возникшей необхо-димостью трупы неопознанных лиц, хранившихся в вагонах-рефрижераторах, были также направлены в 124 СМЛ.
Следует отметить, что сведения об идентификационных признаках разыски-ваемых лиц и их фотографии родственниками погибших предоставлялись в проку-ратуру. При проведении опознания, эксперты и следователи, непосредственно уча-ствующие в этом процессе, ориентировались только на скудные устные сведения родственников в момент осмотра трупов, без предварительной систематизации по-исковых признаков, что значительно затруднило работу опознающих бригад и ис-кусственно увеличило количество неопознанных трупов.
Помимо изложенных выше факторов, осложнивших работу экспертов, большие трудности вызывало отсутствие единого информационного центра. Данные о по-гибших, включающие в себя сведения о количестве взрослых и детей, количестве и списках опознанных в разные временные промежутки, причинах смерти требова-лись у экспертов различными структурными подразделениями: Минздрав РСО-Алания и РФ, Минтруда РСО-А, МЧС разных уровней, МВД, прокуратура, а также представителями СМИ не только РФ и РСО-А, но и других стран. Поскольку спе-циально выделенных для этих целей сотрудников Бюро СМЭ в наличии не было, приходилось заниматься и этим видом деятельности, отвлекающим от основной работы. При сверке сведений, полученных указанными подразделениями не только в Бюро СМЭ, но и в прокуратуре без учета времени поданной информации, возни-кали недоразумения по поводу расхождений полученных данных, разрешение ко-торых также требовалось от сотрудников Бюро, что вносило в работу нервозность и предполагало дополнительные затраты времени.
Тела погибших выдавались после получения от следователей протоколов их опознания, а выдача врачебных свидетельств о смерти начала производиться с 9-го сентября 2004 года, после предоставления документов, удостоверяющих личность погибших. Это позволило корректировать списки погибших и избежать ошибок в оформлении судебно-медицинской документации, так как при опознании, родст-венниками нередко указывались имена и фамилии погибших, не соответствующие их паспортным данным и свидетельствам о рождении.
Всего в Бюро СМЭ МЗ РСО-Алания было исследовано 329 трупов погибших в результате тер.акта, из которых 14,6% составили мужчины, 30,9 % женщины, 22% мальчики, 32,5% девочки. Изложенные данные представлены в рисунке № 2.



Рис.2

Поскольку смерть заложников происходила в условиях очевидности, и для со-трудников прокуратуры установление конкретной причины смерти не являлось остро необходимым, была проведена экспертиза трупов по наружному осмотру, ус-тановлены только факторы, приведшие к смерти. Данные по этому вопросу приве-дены в рисунке № 3.
Установлены причины смерти в 213 случаях, в том числе:
• от огнестрельных пулевых ранений 51 (15,5%)
• от осколочных ранений 148 (45%)
• от термических ожогов 10 (3%)
• от повреждений тупыми предметами 4 (1,2%)
Причина смерти не установлена в 116 (35,6%) случаях из-за выраженных при-знаков поражения открытым пламенем вплоть до полного обугливания тел.




Рис.3

Работа судебных медиков завершилась, как полагается, оформлением Заключе-ний экспертов, включающих фототаблицы. После того, как материалы были пере-даны в прокуратуру, проведено 6 эксгумаций трупов, обусловленных недостовер-ным их первоначальным опознанием, с идентификацией личности после проведе-ния генетического сравнительного исследования объектов.
Выявленные недостатки в организации работы по экспертизе трупов лиц, по-гибших в результате террористического акта в г. Беслане, позволили определить необходимость в выработке рекомендации для избежания подобных ошибок в слу-чаях массовой гибели людей:
1. Создание единого координационного центра с руководителем, обла-дающим полномочиями для распоряжений всеми подразделениями служб, участвующих в ликвидации последствий катастроф и тер. ак-тов.
2. Создание единого информационного центра на местах, осуществ-ляющего связь Бюро СМЭ со всеми структурами, которым необхо-димо получение достоверных сведений по погибшим.
3. Четкое распределение поэтапных обязанностей для каждого подраз-деления в зависимости от меняющихся условий в процессе ликвида-ции последствий.
4. Проведение опознания после завершения экспертной работы по ис-следованию трупов.
5. Соблюдение принципов последовательности и преемственности в процессе работы с назначением лиц, ответственных за проведение каждого этапа.



СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА
(ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЕ) ЖИВЫХ ЛИЦ, ПОСТРА-
ДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРАКТА 1-3 сентября 2004 г.
в г. БЕСЛАН РСО-А С ЦЕЛЬЮ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

Приказом № 131 от 24 сентября 2004 г. министра здравоохранения и социаль-ного развития РФ М.Ю. Зурабова в РСО-А был командирован зам. директора РЦ СМЭ по научной работе проф. Клевно В.А., которому поручено создать рабочую группу врачей судебно-медицинских экспертов из сотрудников БСМЭ МЗ РСО-А, КБР, Ставропольского края, Ростовской области и г.Москвы.
До этого все судебно-медицинские эксперты БСМЭ МЗ РСО-А были распреде-лены по конкретным лечебным учреждениям, в которые были госпитализированы пострадавшие: в г. Беслане – 4, КБСП – 4, ДРКБ – 4, узловая больница № 2 ст. Владикавказ – 2, клиническая больница СОГМА – 1, Республиканская клиническая больница – 4.
Причем, было рекомендовано в порядке исключения проводить исследования (освидетельствования) по личному обращению граждан – лиц, пострадавших в ре-зультате теракта 1-3 сентября с соответствующим оформлением данных исследо-вания – медицинского освидетельствования потерпевших, с обязательным уста-новлением личности по паспорту или иному заменяющему его документу.
Предложено хранить такие материалы в отдельных папках и представлять ор-ганам расследования при предоставлении соответствующих удостоверений лично-сти, сопроводительных документов – с отметкой даты поступления постановления (письменного поручения, отношения, направления) в соответствии с правилами и требованиями оформления регистрационных журналов.
В связи с большим, ежедневно возрастающим объемом работы, распределени-ем пострадавших лиц в различных лечебно-профилактических и психолого-реабилитационных учреждениях, с согласия Генеральной прокуратуры РФ, РЦ СМЭ и СР РФ, для проведения судебно-медицинской экспертизы (исследований) по установлению тяжести вреда здоровью рекомендованы возможные, имеющиеся медицинские источники:
• данные медицинского обследования (исследования, освидетельствова-ния) потерпевших;
• сведения из карт стационарного больного;
• амбулаторно-поликлинические карты;
• данные из карт вызовов скорой медицинской помощи;
• журналов приёмного отделения лечебных учреждений или их отделений (хирургических, травматологических, неврологических, нейрохирурги-ческих и т.д.);
• материалы из санаторно-курортных карт.
Обращено внимание всех экспертов на то, что в случаях психического рас-стройства, как следствие террористического акта, диагностику и причинную связь с полученной психолого-психиатрической травмой осуществляет судебно-психиатрическая экспертиза, как и тяжесть психического заболевания, которое яв-ляется самостоятельным проявлением вреда здоровью и в этих случаях экспертиза проводится с участием психиатра, и об этом необходимо поставить в известность лицо, назначившее экспертизу.
Причем, большое число детей (и взрослых), не находящихся в заложниках у террористов, подвержено высокой степени стрессового, психического состояния, и обследование их является прерогативой судебно-психологической, судебно-психиатрической и других служб (педагогических, медицинских, социальных и др.).
После проведенных совещаний с работниками Генеральной прокуратуры РФ, с главными врачами ЛПУ в МЗ РСО-А принято решение представить списки всех лиц, обратившихся в стационары, поликлиники, травмпункты и др. учреждения РСО-А, рекомендовано представить мед.документы, начиная с 3 сентября 2004 г., включая карты стационарного больного (истории болезни), карты амбулаторного больного (амбулаторные карты), книги регистрации поступивших больных в при-емный покой и травмпункты для оценки объема предстоящей работы по освиде-тельствованию потерпевших.
К этому времени следственная группа Генеральной прокуратуры РФ приступи-ла к выемке медицинской документации и вынесению постановлений о назначении судебно-медицинской экспертизы пострадавших.
На 17 марта 2005 г. судмедэкспертами бюро СМЭ МЗ РСО-А проведено экс-пертиз:
- всего - 856, в т.ч. детей - 512.
Установлена тяжесть вреда здоровью:
- тяжкий вред здоровью – 77, в т.ч. детей – 31
- вред здоровью средней тяжести - 637, в т.ч. детей – 393
- легкий вред здоровью - 89, в т.ч. детей – 47
Судебно-медицинскими экспертами Департамента здравоохранения города Москвы:
- всего - 179, в т.ч. детей – 125
- тяжкий вред здоровью - 92 (дети – 64)
- средней тяжести вред здоровью - 44 (дети – 30)
- легкий вред здоровью - 29 (дети – 21)
- без вреда здоровью - 12 (дети – 9)
Бюро СМЭ МЗ Ростовской области:
- проведено экспертиз, всего - 16
Установлена тяжесть вреда:
- тяжкий вред - 16 (дети – 14)
- средней тяжести вред здоровью - 2 (дети – 2)
Но, по-видимому, отправление людей сотнями в санатории и за границу (во из-бежание социального взрыва) в связи с хлынувшим потоком помощи и переводом денег, поступивших как гуманитарная помощь, на личные счета пострадавших. Количество недовольных и несогласных с выводами судебно-медицинских экспер-тов как в РСО-А, так и в г. Москве, Ростове и др.регионах, значительно возрос, по-этому 28 января 2005 г. в соответствии с обращением Генеральной прокуратуры РФ от 25.01.2005 г. № 41/2/20/849-05, расследующей уголовное дело № 20/849 о совершении акта терроризма в г. Беслане 1-3 сентября 2004 г., Министерство здра-воохранения и социального развития РФ (А.Ю. Левицкая) поручило выезд в г. Владикавказ для организации работы по проведению комплексных судебно-медицинских и психиатрических экспертиз пострадавших зам. руководителя РЦ СМЭ МЗ и СР РФ Клевно В.А.
Министром здравоохранения Республики Северная Осетия-Алания А.В. Реуто-вым был издан приказ № 40/од от 31.01.05 г. о создании комиссии при бюро СМЭ МЗ РСО-А из числа ведущих специалистов (врачей судебно-медицинских экспер-тов, психиатров, ЛОР, сурдолога, детского травматолога, нейрохирурга и др.) для участия в производстве указанных экспертиз под председательством начальника бюро СМЭ МЗ РСО-А и организационно-методическим руководством В.А. Клев-но.
В период с 1 по 7 февраля 2005 г. судебно-медицинской экспертной комиссией были освидетельствованы лица, пострадавшие во время акта терроризма в г. Бес-лане и проведены повторные комиссионные и комплексные судебно-медицинские и судебно-психиатрические экспертизы на базе Правобережной Центральной му-ниципальной районной клинической больницы и бюро СМЭ МЗ РСО-Алания.
В целях максимального удовлетворения потребностей граждан, снятия соци-ального напряжения, дополнительной морально-психологической травмы, судебно-медицинская экспертная комиссия выезжала непосредственно в город Беслан для производства экспертиз по месту жительства пострадавших.
Всего было освидетельствовано 145 пострадавших, в 87 случаях была изменена тяжесть вреда здоровью. Наиболее частыми причинами переквалификации степени тяжести вреда здоровью были психические расстройства, связанные с перенесен-ной травмами и исходами лечения повреждений, полученных потерпевшими во время террористического акта, несвоевременным предоставлением медицинских документов на пострадавших, самовольно выехавших в государства Ближнего и Дальнего Зарубежья.
По состоянию на 21 марта 2005 г. комиссионными и комплексными судебно-медицинскими экспертными комиссиями степень тяжести причиненного вреда здоровью, установленной при производстве первичной судебно-медицинской экс-пертизы, была изменена (переквалифицирована) в 95 случаях:
Первоначальная степень вреда здоровью Вред здоровью, определенный комисси-онной (комплексной судебно-медицинской экспертизой Количество
Легкий вред Вред здоровью средней тяжести 48
Вред здоровью средней тяжести Тяжкий вред 30
Без причинения вреда Вред здоровью средней тяжести 2
Без вреда здоровью Легкий вред 6
Без вреда здоровью Вред здоровью средней тяжести 5
Легкий вред Тяжкий 4

По заявлению отдельных представителей лиц, представляющих интересы по-страдавших во время теракта о том, что многие заложники вообще не получили те-лесных повреждений, но они признаны потерпевшими, и степень тяжести вреда здоровью оценена как средней тяжести, т.е. также, как и получившие телесные по-вреждения. В связи с этим изучены списки 578 пострадавших по данным больниц и поликлиник РСО-А и установлено, что 3-4-10 сентября у 253 детей – заложников, которые были подвергнуты обследованию с диагнозом острая реакция на стресс – отпущены домой (т.е. на амбулаторное лечение) под наблюдение психолога, пси-хиатра и др. специалистов и более 50 впоследствии находились на лечении в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, в НИИ психиатрии, в Государственном научном цен-тре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского.
У 98 пострадавших (заложников) была установлена также острая реакция на стресс в виде посттравматической стрессовой реакции, но при наличии на теле сса-дин, кровоподтеков, ушибленных ран, сотрясения головного мозга, осколочных ранений тела (туловища, конечностей, ожогов тела различной степени и площади поражения кожных покровов, посттравматических отитов как следствие баро-акутравмы (сенсо-невральная тугоухость и т.д.).
Незнание населением и многими медицинскими работниками различий поня-тий клинического определения, тяжести состояния здоровья больного и степени причиненного вреда здоровью с юридической и, соответственно, судебно-медицинской точек зрения, породили необходимость широкой разъяснительной работы, размножение Правил судебно-медицинского определения тяжести вреда здоровью и представление их для ознакомления.
И, наконец, необходимо отметить высокую степень сплоченности начальников Бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ РФ, которые немедленно после слу-чившейся трагедии выражали соболезнование и предлагали свои профессиональ-ные услуги. Огромное спасибо всем за чуткое внимание и поддержку коллегиаль-ных традиций.

Авторы: Ю.П. ГУЦАЕВ
Л.С. САБАНОВА
Н.Г. ОЛЕЙНИК
А.М. АККАЛАЕВ
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:33
Сообщение #36


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Опыт работы Ростовского областного бюро
судебно-медицинской экспертизы в случаях
массовой гибели людей.

Ю.П. Джуха – начальник ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Ростовской области

В предыдущем докладе А.Е. Панова и в моем докладе освещаются только вопросы организации работы наших бригад в случаях террористических актов, произошедших в Ростовской области. Из-за нехватки времени, мы не касаемся медицинской части этой работы. В холле со стендовыми сообщениями вы можете ознакомиться с экспертными документами по этим случаям - для обозрения там выставлены Заключения экспертов и по Волгодонску и по Каменскому району.
16 сентября 1999 года в 05.57. возле жилого дома № 35 по Октябрьскому шоссе в г. Волгодонске произошел взрыв, приведший к разрушению здания и гибели части его жителей. Особых сомнений в причине и характере взрыва у следствия не было с самого начала – в непосредственной близости от здания на ночь оставался грузовой автомобиль, на месте которого после взрыва осталась глубокая воронка.
Если Вы помните, к этому времени уже произошла серия террористических актов на территории Российской Федерации. Судебно-медицинская служба Ростовской области была приведена в состояние повышенной готовности приказом начальника бюро от 14.09.99 г., т.е. за два дня до теракта.
Сразу после взрыва на место происшествия выехала оперативно-следственная группа г. Волгодонска, в состав которой вошли судебно-медицинские эксперты Волгодонского отделения бюро СМЭ, а в Ростове-на-Дону началось оповещение и сбор членов бригады постоянной готовности. В 10.30. бригада, состоящая из четырех экспертов (один из них – руководитель бригады) на легковом автомобиле с необходимым инструментарием, расходными материалами, видеокамерой выехали в г. Волгодонск (расстояние от Ростова около 350 км). К моменту приезда бригады в Волгодонское отделение, осмотр места происшествия был завершен, тела всех погибших доставлены в морг с шаблонно заполненным постановлением о назначении экспертизы.
В 14.30. бригада приступила к экспертизе трупов. Поскольку в нашем распоряжении было два компьютера, работали попарно: два эксперта вскрывают трупы, двое других – печатают свои экспертизы, затем пары меняются местами. Эта работа продолжалась всю ночь. И к 05.30. утра вскрытия были закончены, все экспертизы набраны, распечатаны и подписаны. Завершить экспертизы сразу нам удалось в связи с тем, что прокуратуру не интересовал вопрос о наличии либо отсутствии алкоголя в организме погибших, а для решения вопроса о причине смерти не требовалось гистологическое исследование (хотя материал от всех трупов нами был взят и в последующем исследован).
После взрыва здания около 1,5 тысяч человек обратились в лечебные учреждения за помощью. Экспертизы в отношении этих пострадавших не назначались вплоть до 30.09.1999 года. К этому времени было принято решение о суммах компенсации, которые завислеи от степени вреда, причиненного здоровью. Был определен срок производства всех экспертиз - 04.10.1999 года. Все пострадавшие были разделены на три потока: не имевшие повреждений, но обращавшиеся после теракта к психологам и психиатрам проходили психолого-психиатрическую экспертизу без нашего участия; пострадавшим, которые имели стойкую утрату трудоспособности компенсации определялись по результатам освидетельствования в МСЭК; все остальные проходили через судебно-медицинскую экспертизу. Таких оказалось 850 человек. В Волгодонском отделении СМЭ в то время работало 4 эксперта, сразу стало ясно, что им не под силу в такой короткий срок выполнить такой объем работы. В Волгодонск снова выехала бригада постоянной готовности, состоящая из 4 экспертов. Экспертизы проводились только по медицинским документам. Не рассказывая детатей, могу лишь сказать, что мы выполнили эту работу в срок. В ней участвовали кроме членов бригады, абсолютно все сотрудники отделения и даже водитель нашей автомашины печатал титульные листы экспертиз на электронной машинке. Выполнив эту огромную по объему работу в такой короткий срок, мы предполагали, что в последствии по части случаев могут быть назначены повторные экспертизы. Однако в Ростовском бюро было проведено всего две повторные экспертизы пострадавших при взрыве. В одном случае, женщина настаивала, что в ее медицинскую карту были записаны чужие повреждения и это оказалось правдой. По медкарте установлен диагноз черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга. На самом деле, у нее была травма голени, что подверждалось рентгенограммами и наличием рубца на коже. Вторая пострадавшая пыталась связать с травмой 16 сентября заболевания, которыми она страдала много лет. Таким образом, невзирая на невероятную спешку при производстве экспертиз, наверное можно считать качество их проведения удовлетворительным.
Вот краткая схема работы бригады постоянной готовности Ростовского бюро на этой чрезвычайной ситуации. Мы не останавливались отдельно на организации регистрации, идентификации, выдачи медицинских свидетельств о смерти и т.д., здесь мы не придумали ничего нового и как в этих, так и в других чрезвычайных ситуациях следовали рекомендациям уважаемых Евгения Савельевича Тучика, Гургена Амаяковича Пашиняна, рекомендациям Республиканского бюро.
Как видите и в этом случае, и при работе на авиакастрофе, бригаде удавалось в довольно короткие сроки выполнить достаточно большой объем работы.
Каждый раз, после участия бригады постоянной готовности в ликвидации последствий какой-либо чрезвычайной ситуации, мы анализируем свою работу и подводим ее итоги на заседаниях Ростовского общества судебных медиков. Так было и после авиационной катастрофы.
И каждый раз приходим примерно к одинаковым выводам: координация работы разных ведомств в этих ситуациях недостаточна.
Я хочу, чтобы меня правильно поняли: все ведомства и службы в рамках исполнения своих задач работают слаженно и эффективно. И тем не менее, скажем так, погрешности во взаимодействии нашей службы с сотрудниками прокуратуры и милиции, приводят к нерациональной трате времени и сил экспертов, удлиняет время работы бригады постоянной готовности. Что я имею в виду? Не всегда удается добиться преемственности всех этапов работы. В случае авиакатастрофы экспертам практически трижды пришлось описывать опознавательные признаки погибших: первый раз при составлении протоколов осмотра места происшествия, второй раз – диктовать ту же информацию сотрудникам милиции для идентификационных карт и в третий раз себе в экспертизу. Связано это было с тем, что по вполне уважительным причинам (значительный разброс на местности мест обнаружения трупов, несколько отдаленных друг от друга точек дислокации сотрудников прокуратуры, проблемы с копировальной техникой и т.д.) копии протоколов осмотра места происшествия предоставили нам гораздо позже, чем мы могли приступить и приступили к вскрытиям, а идентификационные карты сотрудниками милиции были заполнены так кратко и малоразборчиво, что использовать их для своего описания было просто невозможно. Поэтому получилось, что одну и ту же работу мы выполнили трижды, причем как правило, каждый раз труп описывался другим экспертом. Это в части случаев имело негативные последствия. Уже позже, при оформлении экспертиз, имея на руках и протоколы осмотра и идентификационные карты, мы наталкивались на проблемы: то один и тот же предмет одежды назван по-разному, то цвета и тона не совсем совпадают и т.д.
В продолжение всей работы бригады в Каменском районе постоянно происходило общение руководителей бригад со штабом прокуратуры с тем, чтобы найти оптимальный вариант организации совместной работы. В общем и целом удавалось придти к общему мнению. Уже на месте авиакастрофы речь шла о том, что необходимо провести наше совместное с прокуратурой совещание по итогам работы, пока это совещание не проведено. Но необходимость в нем существует.
И вообще, представляется, что как бы мы не оттачивали стратегию и тактику нашей работы в условиях чрезвычайных ситуаций, без достаточно хорошей координации и полного взаимодействия прокуратуры и судебных медиков, мы не добьемся значительного повышения эффективности работы бригад постоянной готовности. И если наше совещание примет решение о необходимости издания какого-либо документа (приказа, методических рекомендаций или даже информационного письма) по судебно-медицинскому обеспечению чрезвычайных ситуаций, этот документ обязательно должен выходить в свет от двух ведомств – минздрава России и Генеральной прокуратуры. Он будет эффективен только в том случае, если станет руководством к действию не только нашей службы, но и прокуратуры.
Подводя итоги работы бригады постоянной готовности, мы уяснили для себя необходимость доукомплектования бригады оборудованием и оргтехникой. В заявку 2005 года на материально техническое обеспечение вошли цифровые фото- и видеокамеры, ноутбуки, сканер, сканирующий портативный принтер, малогабаритный цифровой копировальный аппарат. В этом году администрацией и минздравом области нам на оборудование выделено около 5 млн. рублей, это значит, что наша заявку будет реализована. По нашему представлению, доукомплектование бригады постоянной готовности перечисленным оборудованием сделает ее вполне самодостаточной для выполнения своих функций в полном объеме в короткие сроки и на должном уровне.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:34
Сообщение #37


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Г .И. ЗАСЛАВСКИЙ, И.Е.ЛОБАН, В.Л.ПОПОВ
КОНЦЕПЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(в условиях террористических актов, природных и техногенных катастроф и иных чрезвычайных ситуаций с массовым числом жертв)
Одним из основных направлений государственной политики в Российской Федерации является борьба с терроризмом и иными чрезвычайными ситуациями. Руководством страны поставлен вопрос о создании на всех уровнях государственного управления (от федерального до муниципальных образований) организационных структур и плана мероприятий по предупреждению актов терроризма и ликвидации их последствий. Причем по общему настрою дело не должно ограничится общими декларациями. Руководство страны требует создания таких организационных структур и такой системы мероприятий, которые были бы эффективными в решении поставленных задач.
Судебно-медицинская служба участвует в этой работе путем своевременного и эффективного судебно-медицинского обеспечения деятельности органов прокуратуры, в частности по расследованию обстоятельств террористических актов, природных и техногенных катастроф с массовым числом жертв.
Бригады быстрого реагирования (ББР) судебно-медицинской службы для работы в особых обстоятельствах (террористических актов, природных и техногенных катастроф и иных чрезвычайных ситуаций с массовым числом жертв) сегодня созданы в большинстве региональных бюро судебно-медицинской экспертизы Северо-Западного федерального округа Российской Федерации (СЗФО РФ). За основу создания ББР в Бюро судебно-медицинской экспертизы субъектов федерации, входящих в СЗФО РФ, мы взяли материалы, разработанные доктором медицинских наук профессором Г.П.Лаврентюком и утвержденные Комитетом по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга. Вместе с тем, эти разработки требуют ряда уточнений и дополнений. Прежде всего, очевидно, что ББР должны быть сформированы не только на региональном уровне, но и на уровне федеральных округов. Это диктуется следующими обстоятельствами:
1. создание ББР в федеральных округах будет соответствовать структуре органов
исполнительной власти РФ;
2. масштабы катастроф и число жертв катастроф и чрезвычайных ситуаций могут
существенно превышать экспертный потенциал регионального бюро судебно-медицинской
экспертизы (кадровый, материально-технический, научный, финансовый);
территориально очаг массового поражения людей часто не ограничивается
территорией одного субъекта РФ, он может располагаться на границе либо захватывать территорию нескольких субъектов федерации, что требует полноценной информированности и высокой согласованности в работе независимых друг от друга экспертных учреждений, которые и в обычных условиях действуют самостоятельно и разобщенно;
4. при отсутствии нормативно-правовых актов федерального значения по
организации работы ББР требуется обеспечить единый научно-методический подход к судебно-медицинской деятельности в чрезвычайных ситуациях, хотя бы в рамках федерального округа.
В Северо-Западном федеральном округе создан экспертно-консультативный совет (ЭКС), как совещательный орган при Главном судебно-медицинском эксперте Министерства здравоохранения и социального развития РФ в Северо-Западном федеральном округе. В состав ЭКС входят руководители всех 11 региональных бюро судебно-медицинской экспертизы, сотрудники отдела Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ в СЗФО.
На совещании, состоявшемся в Санкт-Петербурге 9 октября 2004 г., ЭКС признал целесообразным и поручил Главному эксперту СЗФО сформировать ББР в масштабе округа. В основе настоящего сообщения - общая концепция ББР судебно-медицинской службы в СЗФО РФ, которая была направлена на утверждение антитеррористической комиссии при аппарате полномочного представителя Президента РФ в СЗФО.
Целью создания ББР судебно-медицинской службы в СЗФО РФ - своевременное и эффективное судебно-медицинское обеспечение деятельности органов прокуратуры по расследованию обстоятельств террористических актов, природных и техногенных катастроф с массовым числом жертв.
Задачи:
1. Разработать структуру штаба бригады быстрого реагирования при Главном
судебно-медицинском эксперте в Северо-Западном федеральном округе РФ;
2. Разработать Положение о штабе ББР (структура, численный состав,
обязанности сотрудников, система их профессиональной подготовки к работе в условиях
террористических актов и катастроф);
3. Разработать план мероприятий по обеспечения постоянной готовности штаба
ББР судебно-медицинской службы СЗФО РФ к работе в чрезвычайной ситуации,
разработать единые требования к материально-техническому, методическому и
кадровому обеспечению деятельности ББР территориальных бюро судебно-медицинской
экспертизы, а также мероприятий по координации их деятельности;
4. Оптимизировать организацию и технологию экспертного процесса при
различных вариантах катастроф с массовым числом жертв и в других экстремальных
условиях (алгоритмы работы);




5. Унифицировать содержание и объем экспертных исследований (с учетом причин катастрофы, вида и характера поражающих факторов, числа жертв, тяжести последствий, а также необходимости обеспечить условия достойного отношения к пострадавшим, их близким и родным). Общие принципы:
поддержание постоянной оперативной готовности бригад быстрого реагирования;
согласование работы судебно-медицинской службы с органами прокуратуры, антитеррористическими комиссиями и другими государственными органами, задействованными в расследовании причин и ликвидации последствий терриристических актов и катастроф;
единство системы мероприятий по организации экспертной работы на территориальном, межрегиональном и окружном уровнях;
дифференциальный подход к организации судебно-медицивской деятельности в зависимости от вида катастрофы, тяжести и характера последствий (на основе создания специализированных групп);
направленность экспертных исследований на установление причин катастрофы и решение вопросов идентификации личности жертв;
максимально возможное приближение судебно-медицинской службы к очагу поражения;
выполнение всех видов экспертных исследований в режиме неотложных мероприятий и в кратчайшие сроки.
Основные направления деятельности CMC:
организация работы в очаге поражения по осмотру пострадавших и их судебно-медицинская сортировка;
прием и регистрация пострадавших;
временное хранение тел погибших,
производство экспертных исследований (танатологических, амбулаторных, лабораторных);
участие судебно-медицинских экспертов и специалистов в следственных действиях, в том числе в предъявлении тел погибших для опознании;
выдача тел погибших;
соблюдение санитарно-противоэпидемического режима; организация взаимодействия с другими службами.



СТРУКТУРА БРИГАБЫ БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ В СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ

Штаб ББР в СЗФО выполняет функции управления работой судебно-медицинской службы в чрезвычайных ситуациях и возглавляется главным судебно-медицинским экспертом в СЗФО РФ.
Штаб состоит из 3-х групп:
1) группа планирования и организации экспертных исследований (возглавляется заместителем начальника бюро по экспертной работе и включает несколько мобильных специализированных групп: а) общетанатологическая; б) огнестрельно-взрывной травмы; в) авиационно-транспортная; г) химико-токсикологическая; д) группа термических поражений; е) идентификационная, ж) химико-токсикологическая; з) молекулярно-генетическая.



Основной функцией специализированных групп является оказание консультативной, научно-методической помощи, а при необходимости (в случае больших масштабов катастрофы и большого числа жертв) и практической экспертной помощи региональным БСМЭ;
2. информационно-справочная группа (возглавляется заместителем начальника
территориального бюро по организационно-методической работе),
3. группа материально-технического и транспортного и бытового обеспечения
(возглавляется зам. начальника территориального бюро по АХЧ)
Штаб ББР регионального бюро судебно-медицинской экспертизы дублирует структуру штаба ББР судебно-медицинской службы в СЗФО и включает группы управления, информации, материально-технического обеспечения, рабочие экспертные группы быстрого реагирования (ГБР)
СИЛЫ И СРЕДСТВА ПОСТОЯННОЙ ГОТОВНОСТИ ББР В СЗФО РФ
1. Численный и кадровый состав ББР и ГБР - устанавливаются согласно плана
мероприятий по обеспечению готовности судебно-медицинской службы к работе в
чрезвычайных условиях с учетом вида чрезвычайной ситуации, числа пострадавших,
вида поражающего фактора и т.д.
2. Места производства экспертных исследований - определяются согласно плана
мероприятий по обеспечению готовности судебно-медицинской службы к работе в
чрезвычайных условиях
3. основное оборудование, оснащение и иные материально-технические ресурсы ББР
И ГБР - необходим неприкасаемый запас на период чрезвычайной ситуации с массовым
числом жертв:

- каркасные модули для размещения и организации работы экспертных групп в полевых
условиях;
- аппаратура для диагностики вида поражающих факторов (передвижные рентгеновские
установки, анализаторы рентгеновских спектров, дозиметры);
- оборудование, оснащение и программное обеспечение молекулярно-генетической и
остеологичекой лабораторий для идентификации личности неопознанных трупов;
- оборудование и средства для транспортировки и временного хранения тел погибших
(санитарный транспорт, санитарные носилки, пластиковые мешки, холодильные модули,
транспортные рефрижераторы);
- запас медицинских инструментов и инвентаря, средств для забора объектов и образцов
для сравнительного исследования (пластиковые контейнеры, флаконы и др.),
канцелярских принадлежностей и др.;


- оргтехника (компьютеры, видеокамеры, фотоаппараты и др.);
- специальная рабочая одежда разового пользования;
- средства транспорта;
- средства связи ББР с другими государственными органами, участвующими в ликвидации
последствий катастрофы (радиотелефоны, портативные рации);
- санитарно-хозяйственное имущество (индивидуальные средства защиты персонала ББР,
дезсредства).
Система взаимодействия судебно-медицинской службы с отделом генеральной прокуратуры в СЗФО РФ в условиях чрезвычайной ситуации с массовым числом жертв
1. Специализированные группы судебно-медицинской службы ББР в СЗФО направляются в
район чрезвычайной ситуации по указанию отдела Генеральной прокуратуры в СЗФО РФ
или по обращению начальника регионального бюро судебно-медицинской экспертизы
2. Руководитель штаба ББР информирует отдел Генеральной прокуратуры о результатах
предварительного анализа медико-тактической обстановки в районе чрезвычайно
ситуации, о ходе и результатах экспертных исследований (о числе погибших и
пострадавших, характере повреждений и действовавшего повреждающего фактора, об
объеме и сроках экспертных исследований, о наличии необходимых условий, сил и
средств судебно-медицинской службы для их выполнения)
3. Вопросы, подлежащие обязательному согласованию с отделом Генеральной прокуратуры

- план мероприятий по обеспечению готовности судебно-медицинской службы к
работе в условиях чрезвычайной ситуации (в прокуратуру направляется
документы, регламентирующие работу ББР, персональный список
руководителей штаба ББР и экспертов специализированных групп);
- необходимость направления и продолжительность пребывания в районе
чрезвычайной ситуации специализированных экспертных групп;
объем и сроки экспертных исследований,
порядок взаимодействия ББР судебно-медицинской службы со следственными
бригадами в ходе расследования;
- вопросы охраны общественного порядка в местах производства экспертных
исследований;
- необходимость и источники дополнительного бюджетного финансирования
ББР судебно-медицинской службы.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:35
Сообщение #38


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


П.Л.ИВАНОВ


Заведующий отделом судебно-медицинских молекулярно-генетических научных и экспертных исследований, профессор, лауреат Государственной премии РФ.
Российский центр судебно-медицинской экспертизы Министерства Здравоохранения и социального развития Российской Федерации, Москва




РОЛЬ МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИДЕНТИФИКАЦИИ ПОГИБШИХ ПРИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ С МАССОВЫМИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ЖЕРТВАМИ



В случаях массовой гибели людей вследствие природных, военных или техногенных катаклизмов, как правило, наблюдаются значительные повреждения тел погибших, тканей и органов трупов. Многие тела оказываются сильно деформированы, подвергнуты обгоранию, частичному или полному разрушению. Это приводит к утрате идентификационно значимых признаков вплоть до того, что многие останки оказываются непригодными для визуального опознания и идентификации традиционными методами. Вследствие грубых повреждений тел погибших, тканей и органов трупов, а также поздних трупных изменений, наблюдается утрата идентификационно значимых признаков; индивидуальные признаки обнаруживаются лишь у небольшой части идентифицируемых. Практика многих проведенных экспертных исследований показала, что в условиях сильно выраженного деформирования или разрушения трупов, использование классических медико-криминалистических методов идентификации личности оказывается малоэффективным.
Такие примеры типичны для военных конфликтов или террористических актов с применением современного оружия. Например, в период вооруженного конфликта в Чеченской Республике в 1994-96 гг. поступление неопознанных погибших со значительными повреждениями, приведшими к утрате идетификационно-значимых признаков, составило до 15% от общего числа погибших.
Из традиционных биологических индивидуализирующих систем в подобном экспертном материале относительно устойчиво определяются лишь антигены изосерологической системы АВ0, и, поскольку, сведения о групповой принадлежности именно по этой системе, как правило, имеются в сопроводительных материалах на безвестно отсутствующих лиц, экспертное биологическое исследование образцов из трупов неопознанных погибших обычно ограничивается выявлением антигенов системы АВ0 в трупном материале и сравнением получаемых данных с группой крови разыскиваемого (предполагаемого погибшего). Очевидно, что дискриминирующая способность такого анализа оказывается достаточно низкой.
Кроме этого, при сравнении результатов определения групповой принадлежности по системе АВ0 в подобных образцах и имеющихся контрольных данных на эти образцы, выяснилось, что только в 67,5% группоспецифические антигены системы АВ0 были определены правильно. В остальных 32,5% были получены ложные результаты .
При чрезвычайных ситуациях с массовыми человеческими жертвами существенные затруднения обусловлены и большим объемом проводимых идентификационных работ. Также, установление личности погибших осложняет то обстоятельство, что для экспертизы, как правило, бывают недоступны документированные биологические образцы от устанавливаемых лиц, которые могли бы послужить объектами сравнения для прямой идентификации.
В сложившихся условиях решение судебно-медицинской задачи идентификации тел погибших только при помощи традиционных методов, применяемых в судебно-медицинских идентификационных экспертизах, представляет серьезные трудности.
Очевидно, что решающую роль здесь призваны сыграть методы молекулярно-генетического анализа - благодаря своей высокой дискриминирущей способности и возможности использования схем непрямой идентификации, когда в качестве идентифицирующих объектов используются биологические образцы от родственников погибших.
Молекулярно-генетические идентификационные исследования (в общем случае называемые типированим ДНК) - наиболее доказательный метод анализа биологического материала при производстве судебно-медицинской экспертизы. В настоящее время экспертные исследования биологических объектов с использованием методов молекулярно-генетической индивидуализации человека прочно вошли в арсенал судебно-медицинских служб большинства развитых стран мира. Двадцатилетний мировой опыт внедрения этих технологий в практику работы правоохранительных органов убедительно свидетельствует о том, что благодаря им эффективность расследования многих тяжких преступлений против личности может быть существенно повышена.
С точки зрения задач судебно-медицинской экспертизы использование молекулярно-генетических технологий наиболее эффективно в двух случаях: это идентификация личности и установление биологического родства. Речь может идти об идентификации личности при расследовании убийств, тяжких телесных повреждений, изнасилований и других преступлений против личности, требующих судебно-медицинского исследования вещественных доказательств, а также при опознании расчлененных, сильно деформированных, обгоревших трупов – как это часто бывает в случае массовых катастроф, взрывов, землетрясений и военных конфликтов.
В то же время, технологии молекулярно-генетического анализа позволяют не только однозначно устанавливать личность, но также определять кровное родство лиц. Это делает их незаменимым экспертным методом в сложных случаях определения родства малолетних или потерявших память лиц, выявления фактов кровосмешения, для установления отцовства или материнства.
Представим ситуацию, когда изучение предоставленных в распоряжение эксперта розыскных материалов, например, сведений об устанавливаемых погибших или безвестно отсутствующих гражданах, показывает, что какой-либо биологический материал от этих лиц, который можно было бы использовать в качестве объекта сравнения, недоступен. Получается, что по обстоятельствам и условиям экспертизы, идентификация неопознанных останков погибших не может быть проведена обычным путем – то есть на основании прямого сравнения комплексов признаков, выявляемых в идентифицирущих и идентифицируемых объектах исследования. Тем не менее, это можно сделать опосредовано - а именно, на основании анализа и верификации предполагаемых кровнородственных связей неопознанных погибших лиц с ближайшими родственниками граждан, безвестно отсутствующих в настоящее время.
Тогда задача эксперта может быть сформулирована следующим образом:
- Использовать возможности молекулярно-генетического анализа для отождествления безвестно отсутствующих граждан с какими-либо из фрагментов тел, обнаруженных на месте происшествия, путем исследования биологических тканей их родственников, предоставленных в распоряжение эксперта.
Нами были разработаны общие принципы экспертного использования молекулярно-генетических индивидуализирующих систем, основанных на типировании хромосомной и митохондриальной (мт)ДНК, для целей молекулярно-генетической идентификации личности, экспертизы родства и верификации родственных связей 1,2. Однако, в вышеописанных осложненных случаях речь часто идет о достаточно отдаленном родстве и о многовариантных принципах наследования ядерных генов-признаков. Поэтому, во всех этих случаях – например, когда генетическая дистанция, разделяющая родственников по вертикали, превышает одно поколение, или в случае горизонтальных схем, - верификация родственных связей с помощью анализа одной лишь хромосомной ДНК, оказывается проблематичной.
В свою очередь, типирование одной только мтДНК может оказаться неэффективным в тех случаях, когда идентификационная задача ставится в отношении нескольких погибших, которые принадлежат к одной родословной ветви (например, дядя и племянник). Это связано с тем, что в отличие от типирования хромосомной (ядерной) ДНК, технология судебно-эксперного типирования гипервариабельных областей мтДНК основана на применении не близкородственных, а так называемых трассирующих родословных маркеров, наследуемых по материнской линии. Поэтому вопросы, решаемые экспертизой, а также стратегия и тактика экспертного исследования здесь ограничены только плоскостью верификации матрилинейного родства.
Таким образом, исходя из специфики непрямой (опосредованной через родственников) идентификации при молекулярно-генетической экспертизе неопознанных останков, представилось весьма важным и актуальным провести целенаправленную разработку судебно-медицинских аспектов комплексного использования полиморфизма хромосомной ДНК и мтДНК. Нами был разработан поэтапный алгоритм судебно-медицинской генетической экспертной идентификации личности, основанный на верификации родственных связей - путем использования в качестве идентифицирующих объектов биологических образцов от родственников погибших, - который заключается в сочетанном применении технологий молекулярно-генетической индивидуализации биологических объектов с использованием индивидуализирующих систем, основанных на типировании хромосомной (ядерной) и митохондриальной ДНК .
Также нами, совместно с 124 Центральной лабораторией медико-криминалистической идентификации Министерства обороны Российской Федерации (124 ЦЛМКИ МО РФ) были разработаны варианты экспертного применения информационных технологий в виде компьютерных автоматизированных аналитических систем , , обеспечивающие эффективный анализ больших массивов молекулярно-генетических экспертных данных. Показано, что автоматизированные системы представляют собой чрезвычайно полезный инструмент для накопления и обработки больших массивов молекулярно-генетической информации, а также как средство экспертной оценки при решении задач ДНК-идентификации при массовом поступлении неопознанных тел из зон катастроф и стихийных бедствий.
В развитие этих исследований, на основе комплексного использования программных пакетов DNAdacto и mDNAbase, нами разработан алгоритм компьютеризированного экспертного анализа данных типирования хромосомной и митохондриальной ДНК для целей идентификации личности по исходам событий с массовыми человеческими жертвами .
Описанные методические подходы расширяют возможности применения технологий молекулярно-генетической индивидуализации биологических объектов для судебно-экспертной идентификации личности в случаях массовой гибели людей - жертв военных конфликтов, террористических актов и массовых катастроф.
В 1996 г. молекулярно-генетические методы были впервые успешно применены для идентификации неопознанных тел 14 погибших при теракте (взрыве) на Котляковском кладбище в Москве.
В том же 1996 г. в Отделе молекулярно-генетических научных и экспертных исследований Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ были начаты первые в стране исследования по идентификационному типированию ДНК в останках неопознанных тел, доставленных из районов военнных действий .
В ходе выполнения этих первых экспериментов по типированию хромосомной ДНК в биологических тканях, которые подверглись биологической, термической или физико-химической деградации, было показано, что молекулярно-генетическое типирование ПДАФ в препаратах ДНК, полученных из тканей человеческих останков, подвергшихся различного рода деструктивным воздействиям, которые типичны для жертв военных действий, может быть сопряжено с многими осложняющими моментами. В этих условиях около 10 % трупных биологических образцов, большей частью с термическими повреждениями, оказались непригодными для типирования полиморфизма хромосомной ДНК, осуществляемого стандартными методами. Кроме этого, нами были описаны некоторые характерные особенности энзиматического амплификационного типирования препаратов ДНК, полученных из деградированных тканей человеческих останков, которые были доставлены из районов военнных действий в Чеченской Республике. В частности, наблюдался так называемый «лэддер»-эффект, проявляющийся в форме амплификации сразу многих вариантов аллельных фрагментов данного локуса, который потенциально обусловливал ложную генотипическую характеристику препарата. Нами было проведено изучение этого феномена с целью выяснения его природы и свойств.
Для повышения эффективности типирования ДНК в проблемных образцах, в 1999 г. в РЦСМЭ МЗ РФ и в 2000 г. в 124 ЦЛМКИ МО РФ были введены в действие автоматические флуоресцентные анализаторы-секвенаторы ДНК модели ABI 377 PRISM 377 (PE Applied Biosystems, США). Эта аппаратно-программная система позволяет в автоматическом режиме разделять флуоресцентно-меченные фрагменты ДНК на основе различий в их электрофоретических свойствах.
Позже возможности молекулярно-генетических подходов были продемонстрированы на примере осуществления доказательной судебно-медицинской идентификации масовых неопознанных человеческих останков при расследовании целого ряда особо важных уголовных дел, среди которых в качестве примера можно привести такие успешно осуществленные исследования как идентификация в 2000 г. останков генерала МВД Г.Н.Шпигуна, похищенного в Чеченской Республике, идентификация в 2001 г. останков похищенного в Киеве украинского журналиста Г.Гонгадзе (по просьбе правоохранительных органов Украины), идентификация фрагментов тел погибших при взрывах двух жилых домов в Москве в сентябре 1999 г., нескольких авиационных происшествий, повлекших массовую гибель людей -
• Авиакатастрофа воздушного судна ИЛ-18 ВТА МО РФ, рейс «Чкаловск - Батуми» 25 октября 2000 г. при посадке на аэродром г. Батуми (столкновение с горой «Малая – Мтирала»). Все пассажиры и члены экипажа самолета в количестве 84 человек погибли. На месте катастрофы изъято 83 фрагмента от неустановленных тел.
• Авиакатастрофа воздушного судна ТУ-154М, рейс «Тель-Авив-Новосибирск» 4 октября 2001 г. над акваторией Черного моря. В море в месте падения самолета были подняты трупы 14 погибших пассажиров; на конструктивных частях воздушного судна ТУ-154 М обнаружены фрагменты биологической ткани.
• Авиакатастрофа вертолета МИ-26 в населенном пункте Ханкала в Чеченской Республике 19 августа 2002 г. При осмотре места происшествия были обнаружены трупы 121 погибшего, опознать которых не представилось возможным, и еще 84 фрагмента от трупов неопознанных тел, -
а также останков военнослужащих, погибших в Чеченской республике в 1995-1996 гг. Эти последние исследования , , являлись частью мероприятий, осуществляемых Правительством РФ в рамках программы по идентификации военнослужащих, погибших во время вооруженного конфликта 1994-96 гг. в районе Чеченской Республики: в постановлении № 1052 от 20 августа 1997 года Правительства РФ были определены требования по отношению к идентификационным исследованиям останков погибших в ходе чеченской войны, и в частности, в качестве обязательного элемента предусмотрен анализ на уровне ДНК.
В настоящее время в лаборатории Отдела судебно-медицинских генетических научных и экспертных исследований РЦСМЭ МЗ РФ выполняются все виды судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертных исследований:
• Судебно-экспертная идентификация неопознанных останков;
• Установление принадлежности крови, выделений, волос, тканей, органов и отчлененных частей тела конкретному лицу;
• Установление истинных родителей ребенка по делам о спорном происхождении детей (оспаривание отцовства/материнства или подмена детей). Возможно проведение экспертизы при наличии только одного родителя, или даже в отсутствие родителя – по его родителям и другим родственникам. Возможно также пренатальное исследование, позволяющее устанавливать отцовство в процессе беременности, т.е. до рождения ребенка;
• Установление близкого и дальнего родства по материнской линии;
• Установление близкого и дальнего родства по отцовской линии;
• Установление половой принадлежности биологических следов и объектов;
• Установление зиготности близнецов;
• Выделение генетического материала из следов по нераскрытым преступлениям и хранение в "банке ДНК" для целей последующей идентификации.
• Диагностическое типирование ДНК (геномная паспортизация) для целей геномной регистрации граждан.
Поэтому поручение этой лаборатории наиболее сложных идентификационных исследований, которые, в силу своей неординарности, требуют разработки и применения новых научных и методических подходов и нестандартных решений - закономерная практика.
Именно к таким исследованиям относятся молекулярно-генетические исследования с целью идентификации погибших при чрезвычайных ситуациях с массовыми человеческими жертвами. Надо заметить, что очень часто такие молекулярно-генетические экспертизы кроме объективно высокой сложности исполнения имеют и очень высокую социальную значимость.
В 2004 г. яркими примерами таких экспертиз явились идентификационные исследования неопознаваемых останков лиц, погибших в результате целого ряда громких преступлений:
• Террористический акт 11 декабря 2003 в Москве г у гостиницы Националь (идентифицированы останки террористки-смертницы);
• Террористический акт 6 марта 2004 г.в Москве на ст. метро Автозаводская (идентифицированы останки 42 погибших, идентифицированы останки террориста-смертника);
• Террористический акт 26 августа 2004 г. Авиакатастрофа Ту-134 в районе г.Тула (идентифицированы останки террористки-смертницы);
• Террористический акт 31 августа 2004 г. в Москве у ст. метро Рижская (идентифицированы останки террористки-смертницы);
• Террористический акт 7 октября 2004 г. в г.Табе (Египет) - взрыв отеля Хилтон (идентификация останков 8 росийских граждан);
• Идентификация неопознаваемого тела задержанного по подозрению в подготовке теракта и погибшего при проведении следственных действий гражданина Пуманэ А.Г.
Достигнутые результаты в очередной раз демонстрируют возможности технологии генетической индивидуализации как потенциально одного из самых мощных гарантов успешного расследования и раскрытия тяжких преступлений против личности и идентификации погибших при чрезвычайных ситуациях с массовыми человеческими жертвами.
Между тем, в последнее время у этой проблемы появились новые аспекты.
Во-первых, участились случаи массовой гибели российских граждан за рубежом в результате терактов и других чрезвычайных ситуаций. Это вызывает необходимость проведения согласованных экспертных действий с иностранными экспертными и розыскными службами. Такие примеры уже есть. Так, террористический акт, совершенный 7 октября 2004 г. в Египте (взрыв отеля Хилтон в г.Табе), потребовал осуществления идентификации останков росийских граждан на международном уровне. Исследования проводились нами совместно с национальным судебно-медицинским центром Израиля. В настоящее время генетическая лаборатория Центра участвует в идентификации 8 российских граждан, безвестно пропавших при стихийном бедствии - наводнении-цунами в Таиланде.
В этом плане неотложной задачей становится унификация методической базы отечественных генетических лабораторий и разработка для них соответствующих национальных стандартов, совместимых с существующими зарубежными.
Однако, вместо этого, в отечественной практике судебно-экспертных молекулярно-генетических исследований получило распространение производство самодельных, так называемых, in-house реагентов, отдельных компонентов и комплектных наборов реагентов для анализа ДНК, которые делаются без надлежащего контроля качества и в отсутствие каких–либо стандартов.
Использование in-house продуктов чревато неблагоприятными последствиями. Анализу некоторых из них посвящена наша недавняя работа . Также, это может быть недостаточная чувствительность используемых тест-систем, невозможность внешней оценки качества проводимых экспертиз, невозможность включения результатов экспертиз в единую межлабораторную базу данных. Кроме проблем с недостаточной чувствительностью и угрозой контаминации могут возникнуть проблемы с воспроизводимостью результатов и их интерпретацией. Следствием этого будет получение неправильного результата экспертизы.
Положение усугубляется тем, что хотя in-house компоненты изначально предназначаются для внутреннего потребления в конкретной лаборатории, они, в качестве импортозамещающих продуктов, проникают и на коммерческий рынок.
Решение проблемы нежелательных in-house продуктов для судебно-экспертных молекулярно-генетических технологий видится в разработке и принятии дополнительных мер по стандартизации в Российской Федерации судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертных технологий. Необходимо дальнейшее усовершенствование и развитие законодательно-правовой базы в области проведения молекулярно-генетических экспертиз в части регламентирования разработки, производства и внедрения отечественных компонентов для молекулярно-генетических технологий, не уступающих или превосходящих по качеству аналогичные наборы зарубежного производства, но имеющих при этом значительно более низкую стоимость и преимущества, предоставляемые производством внутри страны.
Второй важный аспеткт заключается в следующем. Практика проведенных экспертиз показала, что в подобных сложных случаях, решение судебно-медицинской задачи идентификации тел погибших, осуществляемое изолированно разными методами и на разных уровнях, не всегда оказывается достаточно эффективным. Это проявляется не только в неоправданных трудозатратах и увеличении сроков производства экспертизы. В некоторых случаях могут возникать противоречия в результатах экспертиз разных видов, разрешение которых неизбежно требует дополнительных исследований. Поэтому очевидна необходимость при расследования чрезвычайных происшествий с массовыми человеческими жертвами проводить экспертные исследования по основным направлениям координированно - как единое комплексное исследование.
Наиболее остро эта проблема касается сочетанного применения молекулярно-генетических технологий и проведения традиционных судебно-медицинских исследований, так как экспертные действия по этим двум направлениям обычно проводятся без должной взаимосвязи, относительно независимо одно от другого.
Мы предприняли попытку изменить ситуацию, столкнувшись с данной проблемой при выполнении экспертных действий в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту взрыва 6 февраля 2004 г. в Московском метрополитене. Нами был разработан (совместно с Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы) и реализован алгоритм комплексного применения классических судебно-медицинских методов и новейших технологий молекулярно-генетической индивидуализации для целей наиболее полного решения экспертной задачи при идентификации тел погибших в случаях массовых человеческих жертв.
Подводя итог этой масштабной работы, можно сказать, что проведенная комплексная экспертиза оказалась в высшей степени эффективной. При этом она со всей очевидностью показала, что ключевую роль в наиболее сложных случаях идентификации неопознанных и фрагментарных останков играют молекулярно-генетические исследования.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:36
Сообщение #39


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Особенности производства судебно-медицинских
экспертиз во взаимодействии с другими
ведомственными структурами при природных
катаклизмах, террористических актах, связанных с
ранением и гибелью людей.
Уважаемый Президиум, Уважаемые коллеги!
В настоящее время организация и производство судебно-медицинских экспертиз при природных и техногенных катастрофах, терактах, влекущих за собой массовую гибель и ранения людей становится актуальным.
К сожалению законодательная база и правовые основы нашей службы далеки от совершенства. Кроме АЗ № 73 « О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 г. и Приказа МЗ РФ № 161 от 24.04.2003г. « Об утверждении инструкции по организации и производству судебных исследований в Бюро судебно- медицинской экспертизы». Несмотря на то, что уже давно распался Советский Союз и нет РСФСР , до сих пор действующими нормативными актами являются: Приказы МЗ СССР № 1208 , № 694 и Приказ МЗ РСФСР № 35. В России огромный потенциал высоко эрудированных специалистов в области права, могущих довести нормативные акты и правою основу до необходимого уровня.
Бюро судебно- медицинской экспертизы финансируется по остаточному принципу из скудного бюджета Министерства Здравоохранения , а поэтому материально- техническая база не соответствует современным требованиям оснащенности при производстве судебно- медицинских экспертиз. Особые сложности мы испытываем , проводя экспертизы по идентификации личности найденных останков и генетических исследований.
Во многих Бюро, в том числе и в Кабардино- Балкарии нет базы по идентификации личности , геномной дактилоскопии, что во многом затрудняет работу судебных медиков. В последнее время отсутствует реальная помощь со стороны ГУ « РЦ СМЭ» , занятых больше внутренними распрями и разборками, чем службой . Хотя у нас есть специалисты- профессионалы с мировым именем , такие как зав. отделом судебно- медицинского обеспечения чрезвычайных ситуаций ГУ «РЦ СМЭ» Абрамов С. С, зав. отделом идентификации личности ГУ « РЦ СМЭ» Звягин В. Н., зав. судебно- биологическим отделением ГУ « РЦ СМЭ» Гуртовая С. В., зав. отделом малекулярно- генетических научных и экспертных исследований ГУ « РЦ СМЭ» Иванов П. Л., бывшая зав. судебно- химическим отделением ГУ « РЦ СМЭ» Краснова Р. Р., зав. кафедрой суд. мед. Ижевской ГМА Витер В. И. И в нашем регионе есть высококвалифицированные специалисты руководители и начальники Бюро СМЭ: Астраханской области -Джуваляков Г. П., Краснодарского края - Варшавец Н. П. , Ростовской области - Джуха Ю. П. и многие другие.
Последствия природных и техногенных катастроф, террористических актов, повлекших за собой массовую гибель и ранения людей требуют особого подхода, они в принципе не совместимы и несопоставимы.
Остановлюсь на катастрофах и терактах, произошедших в нашей республике. Так в 1990 году г.Нальчике на базе по производству мороженного произошла утечка газа и взрыв аммиака с холодильной установки. Это был взрыв без зарядного устройства и воздушных смесей, из емкостей содержащих газ под высоким давлением, вследствие чего погибло несколько человек. Оперативная группа в составе следственных органов, судебно- медицинских экспертов ( специалистов в области судебной медицины) выехала на место происшествия, но на расстоянии до 1 км. никто не смог ни подъехать ни подойти к месту происшествия от удушающего запаха газообразного аммиака. На начальном этапе работала пожарная служба, оснащенная кислородными баллонами и специальными кислородно- изолирующими противогазами ( КИП-8) Пожарной службе было предложено доставить трупы в морг. Для осмотра места происшествия мы запросили противогазы из гражданской обороны и со следователями прокуратуры пытались осмотреть место происшествия, но из-за неэффективности противогазов мы не смогли этого сделать. Затем была попытка начать исследовать трупы в морге, но буквально через 3-5 минуты несколько сотрудников Бюро были вынесены из морга с признаками отравления. Другие противогазы, доставленные из гражданской обороны также оказались неэффективны в работе. Однако, учитывая менталитет родственников пострадавших и рискуя жизнью, трупы все таки исследовали.
Причина смерти была конкурирующей между острым отравлением аммиаком и ожоговой интоксикацией. (Ожоги тела 11-111 степени были до 95 %).
Частые сходы снежных лавин, селей, поражение молнией высоко в горах ежегодно уносит сотни человеческих жизней. О каком осмотре
места происшествия можно говорить , если труп был извлечен из под снежного покрова более 20 метров, или гибель альпинистов в расщелинах льдин высоко в горах или происшествие в г. Нальчике о котором говорилось выше? Каждый конкретный случай требует индивидуальной работы совместно с другими ведомствами. Сложнее всего оказание помощи живым людям на местах происшествий, а также доставка трупов по месту назначения.
Говоря о взрывной и огнестрельной травме, надо отметить, что взрывная травма отличается многообразием и специфичностью, т. к. в течении сотой доли секунды на тело человека действуют механические, термические и химические факторы. Именно такое сочетание обуславливает ее разнообразие. Возможность дифференциальной диагностики различных видов взрывов для судебно- медицинской экспертизы с учетом специальных лабораторных методик криминальных исследований расширяет возможности судебно- медицинской экспертизы взрывной травмы для ответа на поставленные следственными органами вопросов о виде взрывных устройств, дистанции взрывов, действиях пострадавшего в момент взрыва. Следует отметить общие особенности повреждений : множественность, комбинированность и сочетаность , обширные разрушения и отрывы, признаки термического и химического воздействия. На особенности взрывных повреждений также влияют свойства используемого взрывного устройства и условия травмы.
Говоря и о частной характеристике повреждений от взрыва, определяющим фактором ранения тела и повреждений одежды является дистанция и распространение от центра взрыва , где происходит дробление , распыление и разбрасывание частей тела.
В последнее время резко ухудшилась криминогенная обстановка во всех регионах России. И надо отметить, что наряду со взрывной травмой стала превалировать и огнестрельные повреждения. Обычно при захвате заложников террористы в основном применяют огнестрельные и взрывчатые вещества.
Бесчеловечный террористический акт произошедший в г. Беслане ( РСО- Алания) в 2004 г. унес многие жизни ни в чем не повинных людей . Но несмотря на огромное количество жертв в г. Беслане, судебные медики РСО- Алании работали дружно и слажено. Хотелось бы отметить огромную заботу и профессионализм всех специалистов МЗ СР РФ во главе с Министром Зурабовым М. Ю., его заместителем Стародубовым В. И. и др.
Дважды в 2003 году при уничтожении террористов на территории КБР в жилых многоэтажных домах силовые структуры имели потери. В
этом году также в жилых многоэтажных домах ликвидировали террористов с учетом просчетов, сделанных ранее, был создан оперативный штаб во главе зам. генерального прокурора РФ- Н.И. Шепеля, 1-й зам. Министра внутренних дел РФ- Еделева, зам. управляющего ФСБ РФ, куда также входили органы прокуратуры, ФСБ, МВД и МЧС КБР, а также судебные медики . Перед операцией все жильцы этих и близлежащих домов были эвакуированы. Силовые структуры применили огнестрельные и взрывчатые вещества, гранатометы, пулеметы, гранаты « Черемуха» и др. Террористы были уничтожены, каких либо потерь со стороны гражданского населения и силовых структур не было. Так как осмотр места происшествия в каждом случае имеет свои особенности, до начала осмотра места происшествия и трупов, саперы или взрывотехники обязаны отработать возможность повторных взрывов, а затем , составив план осмотра, следователи и эксперты - криминалисты приступают к работе. Такой алгоритм действий необходим чтобы избежать трагических последствий.
Приведу конкретный пример : в г. Баксане Кабардино- балкарской республики в частном домовладении со своей охраной проживал главный террорист Шамиль Басаев. При штурме Шамилю Басаеву удалось скрыться, но охрана продолжала оказывать отчаянное сопротивление. После их уничтожения зам. прокурора КБР и начальник криминальной милиции прошли на место происшествия, где буквально под их ногами взорвалась граната, в результате чего у начальника криминальной милиции была травматическая ампутация нижней конечности, хотя саперы доложили, что все было осмотрено.
Почему я акцентирую внимание на этом случае? Дабы избежать подобных последствий для судебных медиков, следователей и др. лиц.
Согласно статьи 180 УПК РФ осмотр места происшествия следователем с участием специалиста в области судебной медицины является обязательным. Обычно врач специалист устанавливает факт смерти, давность, помогает описанию в протоколе обнаруженных вещественных доказательств биологического происхождения, высказывая устно о характере, механизме, орудии преступления.
Промедление осмотра места происшествия может привести к необратимому изменению обстановки и потере вещественных доказательств. Категорически запрещается обмывать повреждения водой, менять первичный характер находящихся в области повреждений частиц металла, дерева , краски и т. д., изымая при этом только инородные тела, свободно- лежащие. Осмотр места происшествия должен проводиться
поэтапно, от цента к периферии. Это сделать очень сложно, особенно в помещениях. Зачастую при входе в помещение имеются специфические запахи, удушающие газы, парение масс после пожара, трупы заваленные штукатуркой, кусками битого кирпича , обгорелой мебелью, пылью и гарью. Множество окровавленных повреждений останков , фрагменты частей тела, отсутствие света, тепла не дает возможности провести осмотр трупа на месте их обнаружения. На все случаи нет единого рецепта, нужен индивидуальный подход.
Исходя из этого, нами совместно с органами прокуратуры было принято решение в обоих случаях фиксировать положение трупов и других деталей с помощью фото- и видео техники, а затем продолжить осмотр в морге . Даже при наличии хороших условий , после взрывных и огнестрельных повреждений на теле и одежде трупы описывали более 4-5 часов каждый.
Следователем формулируются основные вопросы и ставятся судебно-медицинскому эксперту. Помимо вопросов о причине смерти, повреждениях, количестве повреждений, принадлежности найденных останков человеку или животному, прижизненности или посмертности и др., следователей обычно интересует вид травмы: взрывная или огнестрельная, обобщающая формулировка травмы, с учетом перечня обнаруженных повреждений, сгруппированных с учетом региональных и танато- генетических принципов: комбинированная, сочетанная, газовая, детонационная травма.
Эксперт аргументирует в своих выводах причины всех видов
повреждений, т. к. они различны в результате взрыва и зависят от вида
устройства, его мощности, расстоянием между пострадавшим и
взрывным устройством, позой пострадавшего, преграды, условий
внешней среды, это же относится и к огнестрельной травме, а при
кодировании травм , полученных в результате различных способов
террористических действий, руководствоваться введенной в МКБ-10
новой рубрики Y-38 «Терроризм» в рамках, которых
идентифицируются травмы, полученных в результате различных
способов террористических действий. Следует обратить внимание ,что
при смерти пострадавшего после длительного пребывания в стационаре,
вопрос должен ставится иначе: Какие повреждения имелись у
пострадавшего в момент поступления в больницу? Это необходимо, т. к.
первоначальная морфология повреждений меняется после
хирургического вмешательства или воспалительных процессов. На основании выше изложенного , от взаимодействия органов прокуратуры, МВД, МЧС с судебно- медицинской службы , оснащенной необходимой
экипировкой для каждого конкретного случая, зависит качество работы, сроки исполнения и исключения трагических последствий после взрывов, террористических актов, природных катаклизм и катастроф.
Вряд ли в какой - либо службе, ведомствах найдутся такие профессионалы, преданные своему делу , как судебные медики , горячо любящие свою профессию, при мизерных заработных платах работающие дни и ночи. МЗ СР РФ надо быстрее определяться с реформированием Центра и утверждением директора ГУ « РЦ СМЭ» .
В настоящее время у нас нет лидера, объединяющего, трансформирующего, продвигающего службу, прежде всего это относится к ГУ « РЦ СМЭ» , где нет единства. Надо покончить с этим и, как говорится, «засучив рукава» заниматься делом во взаимодействии с др. ведомственными структурами, развивая и совершенствуя судебно-медицинскую службу в России и в субъектах РФ, обеспечивая потребности правоохранительных органов в производстве судебно-медицинских экспертиз, а также улучшая качество лечебной помощи населению и проведению профилактических мероприятий.
Главное богатство судебных медиков многонациональной России-единство- это путеводная звезда под которой мы должны идти в 21 веке, по пути возрождения , прогресса, цивилизации, в дружной и сплоченной семье народов России- ее многоцветий, независимо от расовой принадлежности и религиозных убеждений.
Пусть благодатная Донская земля и г. Ростов-на-Дону, являющаяся воротами Кавказа , принесет мир, экономическое благополучие южным рубежам и России в целом!
Мира и стабильности единой и неделимой России! Доброго Вам здоровья, благополучия и счастья Вашим семьям!
Начальник ГУЗ «Бюро СМЭ» МЗ КБР А. М. Мечукаев
У меня есть конкретные предложения:
1. Просить МЗ СР РФ обратиться в Правительство РФ с просьбой
принятия Постановления « О порядке организации и деятельности
Государственных судебно- медицинских экспертных учреждений в
РФ»
2. Руководствуясь ст. 38 ФЗ № 73 « О Гос. судебно- экспертной
деятельности в РФ» просить РЦ СМЭ ускорить разработку
нормативно-правовых актов, ранее изложенных в отмененном Приказе
№131.
3. Поручить РЦ СМЭ через МЗ СР РФ ускорить принятие законопроекта
о геномной регистрации граждан в РФ.
4. Пересмотреть Приказ МЗ РФ от 24. 04. 2003 г. № 161 « Об
утверждении Инструкции по организации и производству экспертных
исследований в Бюро судебно- медицинской экспертизы».
5. Поручить ГУ « РЦ СМЭ» в лице зав. отделом идентификации
личности Звягина В. Н., зав . отделом судебно- медицинского
обеспечения чрезвычайных ситуаций Абрамова С. С, зав. судебно-
биологическим отделением Гуртовой С. В., зав. отделом малекулярно-
генетических научных и экспертных исследований Иванова П. Л.
подготовить квалифицированные кадры с выдачей соответствующих
сертификатов.
6. Провести инвентаризацию во всех регионах Бюро СМЭ с
предоставлением кадастровых планов, занимаемых ими площадей и
помещений, с учетом этого просить МЗ СР РФ обязать руководителей
органов здравоохранения субъектов РФ оказать помощь начальникам
Бюро СМЭ в строительстве типовых помещений.
7. ГУ « РЦ СМЭ» совместно с органами прокуратуры, МВД, ФСБ, МЧС
подготовить методическое письмо о взаимодействии при природных
катаклизмах, катастрофах и ликвидации последствий
террористических актов.
8. Пересмотреть и расширить функциональные обязанности бригад
быстрого реагирования во всех регионах с увеличением штатов,
оснащением транспортом и др. необходимыми средствами.
9. Укрепить материально- техническую базу Бюро СМЭ, оснастив ее
современным оборудованием ,холодильными установками , экипировкой
для работы в чрезвычайных ситуациях и т. д.
Начальник ГУЗ « БСМЭ» МЗ КБР А. М. Мечукаев
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:37
Сообщение #40


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Организация, прогнозирование и планирование работы
судебно-медицинской службы при ЧС на территориальном уровне

В.П. Новоселов
г. Новосибирск

В последние годы происходящие ЧС в большинстве своем сопровождаются человеческими жертвами, количество которых зависит от присущих бедствию факторов, вредно воздействующих на состояние здоровья человека. Поэтому, наряду с различными медицинскими формированиями в ликвидации последствий ЧС принимает участие и судебно-медицинская экспертиза в виде специализированных формирований. Однако деятельность судебно-медицинской экспертизы не нашла должного отражения в официальных правительственных документах. Это, вероятнее всего, было связано с тем, что основной задачей в ликвидации медико-санитарных последствий ЧС являлось оказание медицинской помощи пострадавшим. Отрицательное значение также имел тот факт, что опыт организации работы судебно-медицинской службы в ликвидации последствий в медицинской и специальной литературе освещен был недостаточно и касался в основном анализа и обобщения опыта работы в судебно-медицинских формирований при ряде крупномасштабных катастрофах, сопровождавшихся массовой гибелью людей.
Однако следует отметить, что в приказе МЗ РСФСР от 27.02.91 г. № 35 "О дальнейшем развитии и совершенствовании судебно-медицинской экспертизы в РСФСР" (приложение 6) в рекомендуемом перечне штатных должностей медицинского персонала бюро судебно-медицинской экспертизы сказано: "Для судебно-медицинского обеспечения экстремальных ситуаций в соответствии с приказом МЗ РСФСР от 11.07.90г. № 115 "О создании службы экстренной помощи в чрезвычайных ситуациях", штатные должности для бригады быстрого реагирования устанавливаются дополнительно". Учитывая, что данное положение носило рекомендательный характер, то оно не получило своего должного выполнения на территориях Бюро СМЭ России.
Из опыта работы российской судебно-медицинской службы по ликвидации последствий ЧС известно, что на месте происшествия одними из первых оказывались судебные медики соответствующей территории, в частности, районного звена, при этом отсутствие соответствующей подготовки судебно-медицинского персонала в ряде случаев привело к неправильной тактике в начале их работы, к привлечению необоснованно большого числа экспертных бригад, не использованию ряда лабораторных методик, неравномерного распределения нагрузки на экспертов и другое. К сожалению, исследований по организации работы судебно-медицинской службы на различных территориальных уровнях с учетом ее особенностей, планированию и прогнозированию объема работы при возникновении различного характера ЧС, нет.
В то же время создание государственной службы экстренной медицинской помощи населению в условиях ЧС невозможно без проведения фундаментальных и конкретных разработок, базирующихся прежде всего на территориальном уровне, с учетом материально-технической базы здравоохранения и ее структурных подразделений, географического расположения, численности населения, наличие опасных народно-хозяйственных объектов, развития транспортных путей и многое другое. Поэтому при разработке основных направлений медико-организационных основ службы экстренной медицинской помощи населению в условиях ЧС необходимо проводить разработки по различным направлениям ее оказания, в том числе и судебно-медицинском на территориальном уровне, что и было нами проведено на примере Новосибирской области.
Новосибирская область является одной из территорий Сибирского региона, где возможно возникновение практически всех существующих природных катаклизмов и где имеется большое количество число опасных производств (гигантских производственных комбинатов) с устаревшими технологическими процессами, пользующихся исчерпавшим проектный ресурс оборудованием, а также нарушением управляемости производством и пренебрежением деятельности противоаварийных служб (178,2 тыс. км2).
Так, только по западно-Сибирскому региону количество потенциальных химически-, пожаро- и взрывоопасных объектов насчитывается более 600, в том числе: в Новосибирской области – более 170. Аварии на этих объектах могут повлечь за собой десятки тысяч безвозвратных и сотни тысяч санитарных потерь.
Учитывая, что управление судебно-медицинской службой в условиях ЧС предполагает оптимальное сочетание централизации и децентрализации и в качестве нижнего уровня службы, способной самостоятельно организовать оказание судебно-медицинской помощи в ЧС был избран район области. Это соответствует рекомендациям ВОЗ "район является относительно самостоятельным участком национальной системы здравоохранения, который включает четко обозначенный контингент населения, проживающего в рамках ясно очерченной административной и географической территории, сельской и городской, и все учреждения, деятельность которых способствует совершенствованию дела здравоохранения" (ВОЗ, 1991).
При прогнозировании ЧС на территории районов Новосибирской области учитывались следующие основные моменты: взрывоопасность, пожароопасность, химическая опасность, железнодорожные и автомобильные потоки, авиасообщения, подтопления и т.д.
При прогнозировании судебно-медицинских последствий в случаях возникновения возможного вида ЧС учитывалось количество рабочих и служащих, оказавшихся в очаге поражения, а также учитывалось количество населения по жилым кварталам в городе или любом районном населенном пункте, оказавшемся в очаге ЧС.
Все районы Новосибирской области были разделены на 3 группы по степени опасности, исходя из опасности находящихся на их территории объектов и числа прогнозируемых безвозвратных санитарных потерь. К первой степени опасности отнесены районы, где имелся один опасный объект, и число предполагаемых безвозвратных санитарных потерь могло составить не более 15 человек, ко второй степени - наличие двух опасных объектов и безвозвратных санитарных потерь не более 50, к третьей степени - 3 и больше опасных объекта и не менее 50 погибших.
Оперативное и качественное выполнение судебно-медицинских мероприятий во многом будет зависеть от подготовленности медицинского персонала бюро судебно-медицинской экспертизы к работе в условиях ликвидации последствий ЧС при различных видах катастроф. Поэтому в Бюро СМЭ в последние годы проводится целенаправленная работа по подготовке медицинского персонала к работе в условиях ликвидации ЧС, которые могут возникнуть на данной территории. С этой целью подготовка судебно-медицинского персонала осуществляется по программе, которая состоит из двух частей - теоретической и практической.
Особое внимание уделяется подготовке руководящего состава бюро - начальника бюро, его заместителей, руководителей структурных подразделений, с которым отрабатываются вопросы организации работы службы и её подразделении в условиях ликвидации последствий ЧС, а также взаимодействие с другими медицинскими формированиями, правоохранительными органами и МЧС.
С учетом территориальных особенностей области, а именно, возможного возникновения ЧС в том или ином районе или городе (пожары, взрывы, выброс химических веществ, аварии на железнодорожном, водном транспорте, на автодорогах, авиакатастрофы и др.), с судебно-медицинским персоналом этих территорий проводится дополнительная подготовка, которая заключается в особенностях сортировки, установления причин смерти и характера телесных повреждений, проведения идентификации погибших при том или ином поражающем факторе.
При возникновении ЧС своевременность и точность поступающей информации необходима для лиц, организующих ликвидацию судебно-медицинских последствий, так как она дает возможность оперативно определить общее число погибших и пострадавших лиц с учетом характера и структуры имеющихся у них повреждений, а также позволяет оперативно распределять и направлять необходимые судебно-медицинские формирования в очаг ЧС. Поэтому система связи и оповещения является одним из важных разделов в организации работы территориальной судебно-медицинской службы.
В случае возникновения ЧС на территории какого-либо региона, как правило, первыми в работу по ликвидации судебно-медицинских последствий ЧС включаются районные судебно-медицинские отделения с использованием людских ресурсов и материально-технической базы. В последующем, в зависимости от масштаба ЧС, числа погибших и пострадавших в район ЧС будут направляться судебно-медицинские группы соседних (рядом расположенных) районных судебно-медицинских отделений и областные судебно-медицинские подразделения.
Для взаимодействия и наиболее оперативного и мобильного использования их, необходимо иметь разработанное положение о них, о составе, о критериях вызова, а также определенный план работы районных судебно-медицинских отделений и Облбюро СМЭ в условиях ЧС. С этой целью нами были разработаны положения о районной судебно-медицинской группе (РСМГ), о бригаде экстренной судебно-медицинской экспертизы (БЭСМЭ) определен их состав, составлен план работы районных судебно-медицинских отделений и Облбюро СМЭ. РСМГ созданы на базе районных судебно-медицинских отделений, БЭСМЭ на базе областного Бюро СМЭ. В этих документах отражены цели и задачи данных структурных подразделений, при этом, если РСМГ выполняют только судебно-медицинскую экспертизу трупов и пострадавших живых лиц, то БЭСМЭ дополнительно имеет в своем составе, при необходимости, специалистов других подразделений: судебных химиков, биологов, медико-криминалистов, гистологов и др. Это позволяет проводить судебно-медицинские экспертизы на достаточно высоком специализированном уровне.
Возникновение ЧС в определенном районе области, в зависимости от числа пострадавших, характера повреждений не всегда требует вызова БЭСМЭ, поэтому в район ЧС должны быть направлены РСМГ согласно планов взаимодействия, наиболее рядом расположенные и более мобильные, чем БЭСМЭ. Поэтому на случай возникновения ЧС был разработан план взаимодействия РСМГ и при составлении плана производился расчет времени, в течение которого РСМГ должна прибыть в очаг ЧС вместе с другими медицинскими формированиями или отдельно при наличии транспорта.
Для выезда в районы ЧС разработаны критерии вызова, составленные на основании опыта работы судебно-медицинских формирований в крупномасштабных катастрофах. При этом за основной критерий были взяты два основных момента: количество погибших и поражающий фактор.
Таким образом, с позиции концепции процесс прогнозирования, планирования и подготовки территориальной судебно-медицинской службы к ликвидации последствий возможной ЧС выглядит следующим образом:
1. Анализ социально-экономических и природно-климатических особенностей области в целом и районов в отдельности с выявлением опасных объектов.
2. Прогнозирование масштаба и характера ЧС методом логического или компьютерного моделирования.
3. Планирование деятельности территориального Бюро СМЭ и его подразделений в подготовительном периоде и в ходе ликвидации последствий катастрофы.
4. Подготовка органов управления, судебно-медицинского персонала подразделений к действиям в ЧС.
5. Создание и содержание необходимых запасов материальных средств.
Разработанный план действий территориальной судебно-медицинской службы должен представлять собой составную часть координационного плана области. Важным условием его действенности является согласование основных позиций плана с заинтересованными службами: территориальным или региональным центром медицины катастроф, органами здравоохранения, правоохранительными органами, территориальным МЧС. План должен охватывать подготовительный период и период непосредственного участия в ликвидации последствий ЧС. 1-й период - подготовительный - заблаговременная подготовка всех структурных подразделений и медицинского персонала Областного бюро СМЭ к работе в ЧС, которая включает в себя разработку конкретного плана мероприятий по ликвидации последствий прогнозируемой ЧС на территории, его отработка в повседневных условиях; 2-й период – период непосредственного участия в ликвидации последствий ЧС, а именно, выполнение технологического процесса, связанного с проведением экспертизы трупов и живых пострадавших.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:38
Сообщение #41


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


ТАКТИКА ПРОВЕДЕНИЯ
СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
В СЛУЧАЕ ГИБЕЛИ ПАССАЖИРСКОГО САМОЛЕТА ТУ-154 Б
В 2004 ГОДУ

В случаях массовой гибели людей, особенно при не вполне очевидных обстоятельствах, понятие “проведение судебно-медицинской экспертизы” приобретает значительно более широкий смысл по сравнению с работой в обычных, повседневных условиях. Поэтому доклад построен в виде хронологического поэтапного обзора работы Ростовского Бюро СМЭ, начиная с 03³º 25 августа 2004г.
Необходимое отступление. С начала 90-х годов в Ростовском областном Бюро СМЭ имеются две “бригады постоянной готовности”, каждая из которых состоит из руководителя, двух экспертов, лаборанта, санитара и водителя с закрепленной машиной и находится в готовности в течение половины месяца. До создания этих бригад – во второй половине 80-х годов наши сотрудники много раз работали в Ростовской области и разных регионах СССР в связи с техногенными и природными катастрофами. Сформировалась более или менее постоянная (на то время) мобильная группа (включая автора), получившая немалый опыт работы в подобных условиях – гибель теплохода “Адмирал Нахимов”, железнодорожная катастрофа в г.Каменске, землетрясение в Армении (г.Ленинакан) и др.
В августе 2004г. автор замещал начальника Ростовского областного Бюро СМЭ, находившуюся в отпуске. 25 августа, утром, в 03 ³º, сотрудники Миллеровского межрайонного отделения по телефону сообщили, что их собираются направить в качестве участников осмотра места происшествия – не установленного на то время места падения пассажирского самолета ТУ-154, совершавшего рейс Москва-Сочи. Предположительно местом падения мог оказаться Тарасовский район – около 200-250км на север от Ростова. Сотрудникам отделения было приказано постоянно оставаться на мобильной телефонной связи и незамедлительно докладывать о развитии ситуации.
Сразу же была установлена телефонная связь с членами “бригады постоянной готовности”. Кроме того, исходя из неизвестных, возможно крупных масштабов катастрофы, в готовность были приведены и другие Ростовские сотрудники Бюро. Одновременно осуществлялась телефонная связь с руководителем областной санитарной авиации. Около 04°° работники санитарной авиации сообщили приказ министра здравоохранения Ростовской области – руководителю бригады и двум экспертам к 05°° находиться в аэропорту для срочного вылета в составе группы работников Генеральной прокуратуры РФ и прокуратуры Ростовской области на место катастрофы. К этому времени уже была сформирована мобильная бригада Ростовских сотрудников Бюро – пять экспертов, включая руководителя (трое – сотрудники отделения медицинской криминалистики, имеющие хороший опыт работы в морге, двое – сотрудники морга, имеющие опыт работы в медицинской криминалистике), фотолаборант МКО, лаборант морга, санитар морга и два водителя на автомашинах “Нива” и “ВАЗ-21053”. Все сотрудники изъявили добровольное желание участвовать в работе и оказали существенную помощь руководителю в координации формирования и сбора бригады. Бригада была укомплектована секционными инструментами, спец. одеждой (включая непромокаемую, т.к. появились сведения о грозовых дождях в предполагаемом районе катастрофы), портативными пишущими машинками, запасом бумаги, секционных перчаток и прочих расходных материалов, видеокамерой и фотоаппаратом с расходными материалами). Одна из автомашин осуществила сбор сотрудников в здании Бюро; вторая, в соответствии с приказом министра, вовремя доставила руководителя бригады с двумя опытными экспертами в аэропорт и вернулась в Бюро.
В аэропорту эксперты соединились с группой работников прокуратуры и администрации Ростовской области. Выяснилось, что место катастрофы уточняется, в связи с чем вылет откладывается. Несомненными оставались факт катастрофы и локализация в северных районах области, поэтому бригаде Бюро СМЭ было дано распоряжение двигаться на машинах по трассе М-4 в северном направлении. Сотрудники Миллеровского отделения все время находились в полной готовности к работе.
К семи часам утра было установлено, что местом падения самолета является Глубокинский район (около 130км от Ростова). Вскоре группа вылетела в вертолете к месту падения и была первой из прибывших на место катастрофы – около 08 часов. К этому времени наши автомашины прошли более половины расстояния.
На месте катастрофы выяснилось, что фюзеляж самолета располагался в центре заболоченной рощи, в связи с чем доступ туда был затруднен. За время ожидания и постепенного прибытия других следственных, оперативных и прочих необходимых групп, работники прокуратуры совместно с частью экспертов произвели предварительный осмотр места падения. При этом обнаружилось, что в месте падения фюзеляжа разлилось самолетное топливо, смешавшееся с болотной водой, а некоторые электросистемы самолета продолжают работать. Кроме того, фюзеляж располагался в месте, недоступном для подъезда соответствующей техники. Одновременно выяснилось, что население окрестных деревень обнаружило неопределенное количество трупов на полях в радиусе около 5 километров от места падения самолета. Полученная информация позволила работникам прокуратуры с нашим непосредственным участием разработать план неотложных действий – формирование подвижных групп, в состав каждой из которых, помимо работников следствия, входил судебно-медицинский эксперт и криминалист, с целью максимально быстрого и качественного описания и фотосъемки трупов, находившихся вне самолета. В состав одной из групп вошли фотолаборант и водитель с автомашиной Бюро. Надо полагать, что имевшийся у сотрудников Бюро СМЭ опыт работы в местах массовой гибели людей сыграл определенную положительную роль в разработке плана неотложных действий. В это же время с вертолетов производился осмотр участка предполагаемого разброса трупов в целях корректировки направления движения подвижных групп. Примерно к 09 ³º к месту падения прибыла вся бригада Бюро СМЭ и по мере прибытия всех других сил был сформирован оперативный штаб. К 11 часам началась непосредственная планомерная работа подвижных групп. К этому же времени, по распоряжению министра здравоохранения РО, на место катастрофы прибыла начальник Бюро СМЭ с водителем и санитаром. С начальником поддерживался постоянный телефонный контакт.
В это же время, находившийся в отпуске судебно-медицинский эксперт Глубокинского отделения, проявив инициативу, прибыл на место падения самолета и предложил свое участие в работе. Ему было поручено, совместно с лаборантом и санитаром, подготовить морг к приему трупов и дальнейшей работе. Одновременно был отозван из командировки в Ростов заведующий Каменским отделением Бюро СМЭ, ему было дано такое же распоряжение. Расстояние между Глубокой и Каменском составляет около 20км, и поскольку, ожидаемое количество пострадавших было в пределах 40-50, было решено использовать оба морга. Решение было продиктовано, с одной стороны, неясным количеством времени, необходимого для высвобождения трупов из фюзеляжа, с другой – количеством трупов, располагавшихся на полях со значительным рассеиванием по местности, с третьей – значительной удаленностью от Ростова и жарким временем года. Сотрудники Миллеровского отделения Бюро (около 50-60км) были предупреждены о том, что находятся в резерве.
В течение всего светового дня 25 августа подвижные оперативные группы производили осмотры трупов, выброшенных из самолета до его падения. Трупы располагались на слабохолмистой местности, в основном на вспаханных полях. Отдельные – в полях подсолнечника, на территории кладбища, что затрудняло их обнаружение. При осмотре, как обычно фиксировались положение тела, трупные явления и прочие необходимые моменты. Основной упор делался на фиксацию всевозможных признаков, пригодных для опознания личности. Фото- или видеосъемка производилась обязательно. Сбор опознавательных признаков затруднялся резкой деформацией тел (особенно голов) в результате падения с высоты около 10км и связанными с этим же отсутствием значительной части одежды на трупах и, в ряде случаев, разбросом сохранившихся предметов одежды и личных вещей. Результаты осмотра заносились в протоколы. Трупам присваивались порядковые номера, выполненные на листах бумаги, укладывавшиеся по окончании осмотра в спецпакеты, в которые упаковывали каждый труп. Маршруты подвижных групп и нумерация тел координировались работниками штаба с вертолетов посредством мобильной связи. Когда стало известно количество этих трупов (14), то по мере завершения осмотров, упакованные и пронумерованные трупы перевозились и концентрировались в районе штаба, откуда доставлялись в Каменский морг, как менее вместительный. Одновременно шли работы по разборке фюзеляжа. Когда открылся доступ к находившимся там трупам, часть экспертов в составе следственных групп были перебазированы на такую же работу туда. Принципы осмотра, нумерации и упаковки были те же. Трупы из фюзеляжа перевозились, в основном, в более вместительный Глубокинский морг.
Опыт работы при массовой гибели людей в случае техногенных и природных катастроф подсказывает, что проведение вскрытий всех жертв необязательно. В таких ситуациях полному судебно-медицинскому исследованию подвергаются трупы членов экипажа, лиц, причастных к той или иной технической деятельности, связанной с катастрофой и тому подобных лиц. Основная масса жертв при наличии явных смертельных повреждений подвергается исследованию только в целях опознания личности. Однако, в конкретном случае имелась информация о возможном взрыве на борту самолета, возникли подозрения о совершении тер.акта. По согласованию с прокуратурой было принято решение подвергать полному исследованию все трупы.
К концу светового дня 25 августа количество неосмотренных трупов в обеих зонах постепенно убывало, часть экспертов оказалась незанятыми. По согласованию со штабом, трое экспертов, лаборант и санитары были направлены в Глубокинский морг - начинать судебно-медицинское исследование доставленных туда трупов. К 22 часам были обнаружены и описаны все жертвы катастрофы – 8 членов экипажа и 37 пассажиров. В связи с недостаточной оборудованностью моргов и большим количество тел было решено начинать проведение судебно-медицинских исследований тел незамедлительно.
Распределение сил было следующим: двое Ростовских экспертов (включая зам.начальника Бюро) отправились в Каменский морг для исследования 14 тел, выброшенных из самолета до падения и 4 тел, извлеченных из фюзеляжа. Туда же были срочно вызваны два эксперта из Миллеровского отделения с лаборантом и санитаром на машине. В помощь был придан зав. Каменским отделением с частью сотрудников. Остальная часть бригады – 5 экспертов (включая начальника Бюро), лаборант, фотолаборант, два санитара начали исследования трупов в Глубокинском морге вместе с сотрудниками этого отделения.
В связи с малыми площадями и недостаточным количеством разнообразного оборудования все сотрудники на обеих базах работали посменно, таким образом, каждому освобождалось время для кратковременного отдыха. Сотрудники бюро работали парами – один занимался технической стороной и диктовкой, второй – подробными записями и оформлением направлений на лабораторные исследования и прочих документов. Судебно-медицинские вскрытия сопровождались повторной фиксацией опознавательных признаков с применением видеотехники. Трупам присваивались двойные номера – порядковый номер отделения, где происходило исследование и номер, полученный при описании на месте обнаружения. Совместно с судебными медиками работали эксперты-криминалисты МВД. Таким образом, к середине дня 26 августа в Каменском морге были закончены исследования всех имевшихся трупов и эксперты были переведены в Глубокинский морг, где количество трупов было большим. В результате, к середине ночи на 27 августа исследования всех имевшихся трупов были завершены. Кроме того, в обоих моргах была сформирована база видеоизображений опознавательных признаков всех трупов для предъявления опознающим.
Помимо этого, работа строилась таким образом, чтобы, по-возможности, не нарушать текущую работу Каменского и Миллеровского отделений.
По мере завершения исследований трупов сотрудники Бюро, в основном водители и санитары, принимали деятельное и инициативное участие в размещении и подготовке тел к опознанию.
В ходе работ начальник и зам.начальника Бюро СМЭ постоянно участвовали в работе штаба и Гос. комиссии. В частности, совместно были обсуждены вопросы, предлагаемые экспертам для разрешения и, соответственно, необходимый объем исследований.
В итоге, к утру 27 августа тела всех жертв авиакатастрофы были подготовлены для опознания и вывоза к местам захоронений. Благодаря видео- и письменной фиксации опознавательных признаков личности, а также техническому обеспечению предъявления этих признаков, к вечеру 27 августа осталось лишь 4 неопознанных трупа, которые были опознаны утром 28 августа.
Ко второй половине дня 27 августа штаб дал разрешение на отъезд экспертной бригады в Ростов. Разъезжались последовательно в три этапа, увозя материал, взятый для лабораторных исследований. Два санитара были оставлены до окончания опознаний и вернулись в Ростов днем 28 августа.
В Ростове, по мере прибытия членов бригады, весь лабораторный материал был немедленно распределен в соответствующие лаборатории с неотложным началом исследований. По мере окончания всех исследований и поступления необходимых документов от следствия, все экспертизы были завершены и переданы в Ген. прокуратуру РФ.

Итоги работы мобильной бригады Ростовского областного Бюро СМЭ показывают:
1. Правильная организация и тактика работы на всех этапах позволили ночью в краткие сроки провести экстренное формирование и сбор бригады, прибытие на место катастрофы; своевременно сориентироваться в обстановке и провести все необходимые неотложные действия, начиная от осмотров 45 тел на значительной территории, сопряженных с техническими трудностями и заканчивая вскрытиями и обеспечением проведения 100% опознаний в трехдневный срок. Все работы осуществлены силами Ростовской мобильной бригады (6 экспертов, 1 лаборант, 1 фотолаборант, 2 санитара, 3 водителя) с оперативным своевременным подключением к работе сотрудников Каменского отделения (1эксперт, 2 лаборанта, 2 санитара), Глубокинского отделения (1 эксперт, 1 лаборант, 1 санитар), Миллеровского отделения (2 эксперта, 1 лаборант, 1 санитар). Осмотрено и исследовано 45 трупов. Текущая работа задействованных межрайонных отделений не прервалась.
2. Опыт предыдущих работ в местах массовой гибели людей обеспечил правильное сотрудничество и взаимодействие со следствием. Главным результатом явилось адекватное распределение обязанностей работников Бюро СМЭ и следствия, выразившееся, в первую очередь, в конструктивном сотрудничестве и возможности выполнения профессиональной деятельности исходя из сил, возможностей и мнения профессионалов.

Зам. начальника А.Е. Панов
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:39
Сообщение #42


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


О предпосылках к возникновению угроз национальной безопасности, заложенных в нормативных правовых актах, регулирующих осуществление обязательной государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации

В.В. Щербаков (Депутат Законодательного Собрания Ростовской области,
кандидат медицинских наук)

Задачей настоящего доклада является фактографический анализ законодательной базы обязательной дактилоскопической регистрации в России с точки зрения:
 практической значимости дактилоскопии для идентификации личности по исходам событий с массовыми человеческими жертвами;
 отдельных аспектов доказательственной ценности традиционной дактилоскопии и
 возможных негативных социальных последствий правоприменительной практики при сохранении status quo действующих нормативных правовых актов.
Проведенный анализ созвучен с положениями, содержащимися в Указе Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года № 24 «О концепции национальной безопасности Российской Федерации»:
«Угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности, приобретает особую остроту. Серьезные просчеты, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных сферах государственной деятельности, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной социальной государственной политики, снижение духовно - нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно ее организационных форм, а также коррупции. В связи с этим борьба с организованной преступностью и коррупцией имеет не только правовой, но и политический характер».
С 1 января 1999 года вступил в силу Федеральный закон “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации” № 128-ФЗ, в котором законодателем декларируются основные принципы такой деятельности: соблюдение прав и свобод человека и гражданина, законность, гуманизм, конфиденциальность, сочетание добровольности и обязательности [12]. Указанный нормативный правовой акт предусматривает обязательную дактилоскопическую регистрацию военнослужащих силовых структур (ст.9), которая в органах федеральной службы безопасности проводится соответствующими кадровыми подразделениями.
Правовую базу дактилоскопической регистрации в Российской Федерации, кроме этого, составляют:
 Федеральный закон № 135-ФЗ от 07.11.2000 года «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации»;
 Постановление Правительства Российской Федерации от 25.12.1998 года «Об утверждении Положения о направлении материальных носителей, содержащих дактилоскопическую информацию, в органы внутренних дел»;
 Совместный Приказ МВД РФ, МЧС РФ, Минобороны РФ, МНС РФ, Минюста РФ, ГТК РФ, СВР РФ, ФСВТ РФ, ФСЖВ РФ, ФМС РФ, ФСБ РФ, ФСНП РФ, ФПС РФ и ФАПСИ от 17 ноября 1999 года №№ 643, 531, 549, АП-3-24/364, 331, 786, 82, 112, 363, 96, 423, 413, 357, 620, 189, «Об утверждении Положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемого в процессе проведения государственной дактилоскопической регистрации»;
Положительным обстоятельством является то, что в ФЗ-128 впервые законодательно предусмотрен механизм пересечения потоков постмортальной (РМ) и антемортальной (АМ) информации в виде следов папиллярных узоров.
Общеизвестно, что с идентификационной точки зрения одинаково значимым является отображение узоров гребешковой кожи вне зависимости от ее локализации (пальцы рук, ладони, пальцы ног, подошвы), однако в законе предусмотрена возможность использования только отображений гребешковой кожи пальцев рук.
В целях корректной оценки результативности дактилоскопии при идентификации личности жертв чрезвычайных ситуаций военного характера в 124 Центральной лаборатории медико-криминалистической идентификации МО РФ исследована полноценность дактилоскопической информации (ограниченной рамками ФЗ-128) на погибших в ходе вооруженных конфликтов в Чеченской республике 1994-1996 и 1999-2001 гг.
Из анализа периода 1994-1996 гг. следует, что получение отображений гребешковой кожи только пальцев рук оказалось технически осуществимым, в среднем, в 39% случаев. Полную дактилоскопическую информацию, то есть отображения гребешковой кожи не только пальцев рук, но и иной локализации (пальцы рук, ладони, подошвы, пальцы ног) удалось получить в 51% случаев. Полную РМ дактилоскопическую информацию получали в целях использования методов дерматоглифики для установления личности по признакам кровного родства [1,2,6,11]. В 49% случаев дактилоскопирование погибших оказалось невозможным, в связи с необратимой утратой гребешковой кожи или ее следообразующих свойств.
Следует заметить, что на телах, относящихся к категории непригодных для визуального опознания, стойкость папиллярных узоров подошв и пальцев ног значительно выше, в сравнении с гребешковой кожей ладоней и пальцев рук. Это обусловлено как особенностями современной боевой травмы (ноги, обутые в табельную обувь, сгорают в последнюю очередь); так и большей устойчивостью кожи подошв и пальцев ног к развитию поздних трупных явлений в виде гнилостного распада.
Таким образом, при условии безукоризненности АМ - базы данных, которая законодательно ограничена только отпечатками пальцев рук, пересечение ее с потоком РМ - информации могло дать усредненную вероятность идентификации личности в 39% случаев гибели. В отношении «безукоризненности» и в связи с отсутствием отечественного опыта уместна ссылка на многолетнюю практику криминалистических подразделений ФБР которая показывает, что 30% дактилоскопической информации при формировании АМ - баз данных, бракуется в связи с невозможностью классифицирования отпечатков. Причина заключается в технических погрешностях, сопутствующих получению отображений папиллярных узоров при массовом проведении регистрационных мероприятий. Отсюда – снижение теоретически ожидаемой эффективности дактилоскопии, как метода выбора идентификации личности, до 27% случаев [10].
Реально же в ходе первой Чеченской кампании представилось возможным идентифицировать личности всего 6-ти человек, которых дактилоскопировали при жизни в порядке действия уголовного законодательства.
В период второй Чеченской кампании, получение постмортальной дактилоскопической информации оказалось технически осуществимым, в среднем, в 80% случаев. Большая сохранность пальцев рук на погибших в период 1999-2001 гг. в сравнении с периодом первой Чеченской кампании объясняется изменением характера боевой травмы.
Такой объем РМ - составляющей дактилоскопической информации в расчете на полноценность АМ - массива, казалось бы, должен был существенно облегчить проведение идентификационных работ. Однако практика показала неизменно ничтожную результативность дактилоскопии: всего 14 человек идентифицированы при использовании АМ дактилоскопической информации.
Негативный потенциал ключевых положений законодательного акта, регулирующего порядок получения, хранения и использования дактилоскопической информации в Российской Федерации заключается в ошибочной концепции, допускающей возможность ущемления прав военнослужащих (в отдаленной перспективе - большей части дееспособного мужского населения страны), декларированных статьей 23 Конституции РФ.
Исходя из содержания подзаконных актов, реализующих Федеральный закон № 128-ФЗ от 25.07.1998 года, назрела необходимость расширительного анализа правозащитных аспектов, поскольку угроза правам человека в погонах не является умозрительной и определяется двумя составляющими:
 возможностью точного копирования (соответственно, - тиражирования) отображений гребешковой кожи и
 отсутствием надежных механизмов обеспечения конфиденциальности дактилоскопической информации системного и организационного характера;
Возможность точного копирования дактилоскопической информации экспериментально исследовалась в 124 ЦЛ МКИ МО РФ в рамках одной из научно-исследовательских работ. При этом установлены следующие варианты копирования (подделки) дактилоскопической информации:
 изготовление трехмерной (объемной) копии пальцевого отпечатка;
 применение электронных и фотохимических технологий для изготовления двухмерной (плоское клише) копии пальцевого отпечатка при использовании дактилоскопической информации, как на твердых, так и на магнитных носителях;
Изготовление трехмерной копии пальцевого отпечатка производится путем манипулирования слепочными массами в два этапа: изготовление рельефного негативного оттиска, затем заливка самозатвердевающими латексными материалами (стоматологическая масса «Дентафлекс») с получением рельефного позитивного оттиска, отображающего в точности мельчайшие детали гребешковых узоров.
Изготовление двухмерной копии пальцевого отпечатка (плоского клише) производится путем манипулирования с твердыми и электронными копиями дактилоскопической информации в несколько этапов:
 сканирование твердой копии пальцевого отпечатка или использование готовой электронной копии пальцевого отпечатка;
 распечатка на лазерном принтере негативного отображения пальцевого отпечатка с использованием прозрачной пленки;
 изготовление «ложа» для плоского клише, размещение на дне «ложа» негативного отображения пальцевого отпечатка на прозрачной пленке;
 заливка «ложа» фотополимером;
 экспозиция под ультрафиолетовыми лучами в течение 15-20 минут;
 механическая очистка под струей воды не прореагировавшего фотополимера;
Исследование полученных оттисков с трех - и двухмерных копий гребешковой кожи пальцев рук проводилось с применением традиционных методов и с использованием программно-аппаратного комплекса АДИС «Папилон-7». При этом установлено, что следообразующие характеристики гребешковой кожи пальцев рук человека безупречно воспроизводимы полученными с них полимерными копиями. Автоматический поиск в базе регистрационных данных компьютерной комплекса «Папилон-7» с применением «живого сканера» дает равнозначный результат как при работе с истинными пальцами, так и с их подделками [13,14].
Коль скоро неповторимость общих и частных признаков папиллярных узоров в трасологическом отношении прекратила свое существование тождественность признакового пространства сравниваемых объектов дактилоскопической экспертизы следует оценивать только как свидетельство идентичности следов, но не как прямое доказательство идентификации личности человека.
Условия системного характера, способствующие утечке дактилоскопической информации:
1. Законодательное закрепление совместного хранения информации о личности как установочного, так и криминалистического характера. Так базовая дефиниция ФЗ-128 закона определяет, что «под дактилоскопической информацией следует понимать информацию об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека и его личности».
2. Законодательное закрепление за одним ведомством функции «национального банка дактилоскопической информации» как в отношении нарушителей правопорядка, так и законопослушных граждан. Наиболее обстоятельно это раскрыто в Межведомственном Приказе, статья 6.1.которого гласит: «Массив дактилоскопической информации о личном составе Минобороны России, ФМС России (за исключением должностей в оперативных органах), ФСЖВ России, МВД России. ГТК России, Минюста России, МЧС России, профессиональных аварийно-спасательных служб и профессиональных аварийно-спасательных формирований, Федеральной службы воздушного транспорта России, предприятий гражданской и экспериментальной авиации,
а также лиц, уволенных со службы (работы) из органов федеральной службы безопасности, СВР России, ФСО России, ФСНП России, МНС России, федеральных органов правительственной связи и информации, органов внешней разведки Минобороны России, органов внешней разведки ФПС России (далее – межведомственный дактилоскопический массив личного состава), формирование и ведение которого осуществляет МВД России».
Условия системного характера, исключающие обеспечение строгой конфиденциальности дактилоскопической информации:
1. Статья 40 Межведомственного Приказа гласит о том, что доступ к этой информации, «может быть (а может и не быть - прим. Авт.) ограничен требованиями нормативных правовых актов в области защиты государственной тайны». Неопределенность формулировки сама по себе закладывает нормативную основу для вольного обращения с регистрационными базами данных.
2. Регистрационная информация доступна как следователям, так и сотрудникам оперативного состава, что определяется ст. 33 Межведомственного Приказа: «Дактилоскопическая информация из информационного массива…предоставляется…органам предварительного следствия, органам дознания, органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность».
Кроме того: «При необходимости проведения срочной проверки инициатором запроса осуществляется «веерное» (одновременно во все дактилоскопические массивы) направление запроса. При этом допускается использование копий дактилоскопических карт, пригодных для проведения дактилоскопических исследований (Ст.39)».
Таким образом, конфиденциальная информация криминалистического характера о личном составе всех силовых структур либо немедленно по ее получении, либо отсрочено (окончание установленных сроков службы в спецслужбах) сосредотачивается в одном ведомстве, - Министерстве внутренних дел России.
Учитывая «чистоту рядов» министерства, на которое возложена обязанность формирования и ведения «межведомственного дактилоскопического массива», размытое толкование конфиденциальности в подзаконных актах, опасение утечки дактилоскопической информации не лишено оснований. При использовании фальсификаторами уголовных дел копий пальцевых отпечатков, «обнаруженных» на псевдо - вещественных доказательствах, и «веерном» обращении ко всем дактилоскопическим массивам безошибочно сработает программно - аппаратный комплекс АДИС «Папилон-7», найдя «преступника» в считанные секунды.
Это грозит не серией, а просто обвалом фальсификаций уголовных дел с использованием дактилоскопической информации, как одного из исторически проверенных доказательств «вины» любого из граждан, прошедших процедуру дактилоскопической регистрации.
Необходимость проведения превентивной идентификационной регистрации контингентов профессионально предопределенного риска для жизни (КППР) ни у кого не вызывает сомнений. Но законодательный акт, альтернативный ФЗ-128, должен быть иным по идеологии, правовой и методической основе [15], отвечающим следующим принципам:
 регистрация, учет и хранение демографических данных о КППР с присвоением персонального цифрового кода;
 регистрация, учет и хранение информации идентификационного характера о КППР с присвоением персонального цифрового кода;
 регистрация, хранение трех уровней идентификационно значимой информации под единым персональным цифровым кодом в расчете на 100% результат идентификации;
 раздельное хранение демографических данных о КППР и информации идентификационного характера при идентичности персонального цифрового кодирования демографических данных и идентификационно значимой информации;
 хранение демографических данных о КППР – в органах военного управления по учету личного состава силовых структур Российской Федерации;
 хранение идентификационно значимой информации КППР – в специализированной структуре идентификационной регистрации, учета и идентификации;
 использование идентификационно значимой информации по строго ограниченному списочному составу потерь в ходе вооруженного конфликта путем активизации оперативной базы данных.
Такой законопроект под названием «Об идентификационной регистрации и идентификации личности в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах Российской Федерации» разработан и совершенствуется с 1998 года [7-10]. В разработанном законопроекте дактилоскопическая информация является только одним из трех уровней регистрируемой идентификационно значимой информации.

Выводы:
• С развитием вычислительной техники и технологий изготовления полимерных материалов стала реальной возможность точного копирования отображений гребешковой кожи, соответственно, базовая методологическая характеристика отображений гребешковой кожи, - неповторимая совокупность общих и частных признаков, - прекратила свое существование. Тождественность признакового пространства сравниваемых отображений гребешковой кожи в дактилоскопической экспертизе должна оцениваться только как идентичность следов, а не как свидетельство идентификации личности человека;
• С методической точки зрения ФЗ-128 – закон одного метода, искусственно ограничивающий возможности самого метода, имеющий низкую практическую результативность при решении идентификационных задач по исходам событий с массовыми человеческими жертвами.
• В ФЗ-128 и действующем формате подкрепляющих его подзаконных актов заложены системные условия, способствующие утечке конфиденциальной информации криминалистического характера и использования ее в противоправных целях. Принимая во внимание специфику слоя законопослушных граждан, прошедших процедуру обязательной дактилоскопической регистрации, отдельные положения этих нормативных правовых актов содержат предпосылки к возникновению угроз НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.
• Радикально ситуация может быть изменена путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующий ФЗ-128, либо принятия законодательного акта на иной идеологической, нормативной и методической основе.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:41
Сообщение #43


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Системные характеристики
идентификационных задач по исходам событий с массовыми
человеческими жертвами

В.В. Щербаков (Депутат Законодательного Собрания Ростовской области,
кандидат медицинских наук)

Идентификация личности граждан, ставших жертвами вооруженных конфликтов, техногенных катастроф, природных катаклизмов, ситуаций криминального происхождения является системной социально значимой проблемой с выраженной гуманитарной смысловой нагрузкой.
Основными точками приложения идентификации личности, как рода деятельности, являются:
• события военного и невоенного характера, имеющие исходом массовые человеческие жертвы;
• профилактика рецидивной преступности;
• исчезновение без вести граждан в мирное время акцидентального (несчастный случай) и криминального происхождения;
• биометрическая регистрация в целях защиты информации, технического обеспечения пропускного объектового режима и контроля над миграционными потоками.
Системность определяется интегральной отработкой нормативного (Закон, подзаконные акты), организационного (Служба) и научно-методического блоков (фундаментально-научные, научно-прикладные и практические направления идентификации человека),
являющихся самостоятельными, но неотъемлемыми друг от друга, взаимопроистекающими, взаимозависимыми и взаимодополняющими составляющими,
разнящимися по объему в зависимости от точек приложения идентификации личности человека, как рода деятельности.

Объем специализированной экспертной деятельности отражен в нижеприведенной таблице.


Род событий, имеющих исходом массовые человеческие жертвы КОЛИЧЕСТВО ЖЕРТВ
Жертвы военных конфликтов в Чечне 1994-2002 гг. из числа военнослужащих (пропавшие без вести). 964***
Жертвы военных конфликтов в Чечне 1994-2002 гг. из числа гражданского населения (пропавшие без вести) Около 100.000****
Жертвы ЧС техногенного характера* 891* в год
Жертвы террористических актов* 252* в год
Жертвы природных ЧС* 18* в год
Пропавшие без вести в ситуациях акцидентального и криминального характера 100.000** в год
*- официальная статистика МЧС РФ
**- официальная статистика МВД РФ;
***-по данным 124 ЦЛ МКИ МО РФ;
****-неофициальная статистика

При этом, по данным ежегодного «Государственного доклада о состоянии защиты населения и территорий Российской Федерации природного и техногенного характера в 2003 году» МЧС РФ 1/3 летальных исходов чрезвычайных ситуаций, происходящих в России, стабильно приходится на Южный Федеральный округ.
Прогнозируемый объем работ определяется несовершенством мероприятий по идентификационной регистрации и идентификации личности контингентов повышенного риска для жизни, незавершенностью работ по эксгумации погибших в Чеченском конфликте, угрозой террористических актов с массовой гибелью людей, прогнозом техногенных происшествий в связи с износом оборудования и инфраструктуры промышленных предприятий.
Официальная статистика МЧС РФ подчеркивает особую актуальность проблемы в Южном федеральном округе



Политический блок

1.1. Внутриполитическая составляющая.
Очевидно, что в достижении долговременной политической стабильности после вооруженных конфликтов, а также ощутимых результатов по консолидации общества в эффективном противостоянии терроризму использование только силовых способов представляется однобоким. Кавказ не исключение.
При этом социально-значимые проекты гуманитарного характера, в основе которых лежит оказание только материальной помощи,
воспринимаются коренным населением потребительски. В случаях, когда становятся известными факты несправедливого распределения материальной помощи, подобные проекты имеют результатом эффект, диаметрально противоположный изначальному смыслу.
Между тем, социально-значимых проектов, предусматривающих разворот мусульманско-религиозной ментальности части населения Кавказа от нетерпимости ваххабизма к толерантности традиционного ислама – нет.
Общеизвестно обостренно-почтительное отношение мусульман к могилам предков, родных и близких. При этом неведение оставшихся в живых родственников, относительно пропавших без вести, следует расценивать как устойчивый негативный психо - эмоциональный фон, на основе которого трудно рассчитывать на результативность самых конструктивных политических решений.
Этот негативный фон в силу своей массовости и конкретно-чувственного характера является объективной подпиткой нетерпимости, поддерживающей жизнеспособность экстремизма.
Таким образом, установление судеб лиц, без вести пропавших в ходе вооруженного конфликта с использованием инструмента идентификации личности является социально-значимой проблемой с выраженной политической (военно-политической) смысловой нагрузкой.
1.2. Внешнеполитическая составляющая.
Анализ мировой практики показывает, что военно-политическая смысловая нагрузка идентификационных работ по исходам военных событий позволяет использовать их как один из инструментов внешнеполитического влияния. Так с 1975 года с помощью специализированной идентификационной структуры (CILHI, - Central Identification Laboratory Hawaii), предназначенной для работы по ретроспективе вооруженных конфликтов (Вьетнам, Корея, Вторая Мировая война), США имеют дополнительную возможность информационных контактов (влияния) как по текущим, так и перспективным политическим проблемам, практически, во всем мире.
С 90-х годов при использовании лаборатории ДНК-анализа Военного института патологии США (AFDIL, - Armed Forces DNA Identification Laboratory) страны НАТО активно включены в деятельность международной комиссии по без вести пропавшим на территории бывшей Югославии (ICMP, - International Commission on Missing person).
ICMP, являющаяся де-юре международной гуманитарной, а, де-факто, - вспомогательной структурой блока НАТО, - успешно развивает свою активность на территории Боснии, Герцеговины, и, в последнее время, – Албании.
Реализуемый на территории бывшей Югославии проект идентификационных работ (проект Подринье) рассчитан на 5-7 лет некомбатантного присутствия (соответственно, - политического влияния) на Балканах.

2. Правовой блок.

2.1. Правовое поле при решении идентификационных задач по исходам событий с массовыми человеческими жертвами ограничено 128- ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» и подкрепляющими его подзаконными актами.
Анализ ФЗ-128 в рамках научно-исследовательской работы «Обвалка» по заказу СПП при Президиуме РАН позволил сформулировать следующие выводы:
• с методической точки зрения ФЗ-128 – закон одного метода, искусственно ограничивающий возможности самого метода, поскольку не учтена несравненно большая ценность отображений гребешковой кожи ног (подошвы, пальцы) в сравнении с отображениями только пальцев рук. При идентификации личности погибших в вооруженных конфликтах дактилоскопическая информация эффективна не более чем в 27% случаев;
• с развитием вычислительной техники и технологий изготовления полимерных материалов стала реальной возможность идеального копирования отображений гребешковой кожи;
• в законе и подкрепляющих его подзаконных актах заложены системные условия, способствующие утечке конфиденциальной информации криминалистического характера и использования ее в противоправных целях, что представляет собой несомненную угрозу национальной безопасности.
2.3. Достижение 100%-ной результативности идентификационных работ по исходам событий с массовыми человеческими жертвами возможно только при наличии заблаговременно сформированного банка данных идентификационно значимой информации, что допустимо в рамках специального закона.
В настоящее время имеются только законопроекты «Об обязательной идентификационной регистрации и идентификации личности в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах», «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации».
Первый законопроект в настоящее время отклонен Комитетом по обороне ГД ФС РФ, второй внесен МВД РФ в Правительство РФ для последующего внесения в ГД ФС РФ.
Таким образом, при отсутствии реальной альтернативы ФЗ-128 1999 года законотворческую деятельность по оптимизации нормативных условий решения идентификационных задач нельзя признать законченной.

3. Организационный блок.

3.1. Предыстория.
В период до 1994 года (начало первой Чеченской кампании) идентификационные исследования неопознанных погибших в России производились специалистами Минздрава и МВД, в основном, в рамках конкретных уголовных дел, в «ручном» режиме и на разном методическом уровне.
С 1994 года экспертной структурой, ситуационно продвинутой в решении идентификационных задач применительно к исходам событий с массовыми человеческими жертвами, стала 124 Центральная лаборатория медико-криминалистической идентификации МО РФ. Лаборатория активно сотрудничала с НИИ нейрокибернетики РГУ и Секцией прикладных проблем при Президиуме РАН.
Немедленное внедрение в практику полученной научно-технической продукции привело к созданию не имеющей аналогов в мире прикладной модели решения идентификационных задач в условиях массового поступления неопознанных погибших (см. таблицу).
Вид работ ЧЕЧНЯ-1* ЧЕЧНЯ-2* ВЬЕТНАМ
Исследовано 1078 3092 2865
Установлено 795 (73,7%) 2938 (98,8%) 718 (25,06%)
В разработке 283 (27,3%) 54 (1,2%) 2147 (74,94%)
Однако проблема идентификации неопознанных погибших решалась однобоко - только в отношении личного состава силовых структур и с большими трудностями организационного характера.
Задействованные в решении проблемы разноуровневые и разнопрофильные структуры, подведомственные Министерству обороны РФ, оказались организационно дезинтегрированными, лишенными единой идеологии действий, унифицированной системы соподчиненности, соответственно, - не отвечающими основному принципу отработки организационного блока задачи.
Устранение этого недостатка в виде организационного упорядочения секторов в единую службу руководством МО РФ было сочтено нецелесообразным и принято решение о реорганизации 124 ЦЛ МКИ МО РФ, как специализированного экспертного учреждения.
3.2. Организационные принципы формирования специализированной идентификационной структуры.
Анализ мировой практики показывает, что формы императива при решении идентификационных задач могут быть следующими:
• Международный (ICMP, DVI-Интерпол, МККК);
• Национальный межведомственный (Правительственное Бюро розыска Республики Хорватия, MPI - Босния);
• Национальный ведомственный (FSS, CILHI, AFDIL и др.) с возложением межведомственных функций ситуационного реагирования.
Основными составляющими Службы являются следующие секторы:
• информационно-аналитический;
• инфраструктурный;
• экспертный регистрационный;
• экспертный идентификационный;
• научно-методический.

По исторически сложившимся экономическим и политическим параметрам для России наиболее приемлемы формы Национального межведомственного императива и Национального ведомственного императива с возложением межведомственных функций по фактам экстремальных ситуаций.
Такой императив теоретически может обеспечить любое из ведомств имеющее в своем составе экспертные структуры только при условии соответствующего решения на уровне Правительства России.
При положительном политическом решении об использовании инструмента идентификации при урегулировании обстановки на Кавказе необходимо организационное обеспечение основополагающих мероприятий:
При этом могут быть заимствованы организационные элементы зарубежного опыта обеспечения широкомасштабных идентификационных работ. В то же время имеет смысл и принятие нестандартных решений на уровне Южного федерального округа, в частности образование Ассоциации судебных экспертов в ЮФО.
В сущности, Ассоциация – одна из форм опоры на определенную категорию активного и законопослушного сообщества народов Кавказа в решении острой социальной проблемы, а также большое подспорье для развития экспертных подразделений министерств и ведомств в субъектах федерации ЮФО.
При наличии в России Федеральной антитеррористической комиссии возможности комплексного урегулирования работы специализированной идентификационной структуры представляются достаточными.

ВЫВОДЫ:

1. Отечественная и мировая практика свидетельствуют, что идентификация личности по исходам событий с массовыми человеческими жертвами имеет признаки одного из инструментов политического урегулирования последствий локальных вооруженных конфликтов. Паллиативные формы ситуационного реагирования, не учитывающие системные закономерности использования этого инструмента, себя не оправдали, что для государства означает упущенную выгоду политического характера.
2. Нормативное, организационное, оперативно-тактическое урегулирование и научно-методическое совершенствование идентификации личности по исходам событий с массовыми человеческими жертвами органически взаимоувязаны со стратегией и тактикой антитеррористической деятельности, однако проводимая в этом направлении работа не отвечает параметрам международных стандартов.
3. Геополитическое положение Южного федерального округа, наибольшие количественные показатели гибели по исходам событий с массовыми человеческими жертвами, неопределенность перспективы урегулирования напряженности на Кавказе, имеющийся в регионе научный задел и уникальный опыт практического решения разнородных идентификационных задач, - дают основание полагать о целесообразности создания специализированной структуры идентификации личности человека на межведомственной основе.


Депутат Законодательного Собрания
Ростовской области
кандидат медицинских наук
профессор РАЕН
полковник медицинской службы запаса





В.Щербаков
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:42
Сообщение #44


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ АРЗАМАССКОГО ОТДЕЛЕНИЯ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО БЮРО СМЭ ПРИ ЛИВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ВЗРЫВА 4 ИЮНЯ 1988г.

Н.С. Эделев, С.М. Красавин.
Нижегородское Областное Бюро Судебно-медицинской экспертизы, кафедра судебной медицины Нижегородской Государственной Медицинской Академии.
Начальник Бюро, заведующий кафедрой, профессор Н.С. Эделев.

04.06.1988г. при взрыве 2-х вагонов на ст. Арзамас-1, перевозивших взрывчатые вещества, погибло 94 человека. Уже в первые часы в Арзамасский судебно-медицинский морг поступило несколько десятков трупов, а 1-е сутки около 80. В последующие 3-е сутки продолжали поступать большей частью фрагменты тел и трупы, извлеченные при раскопках, разборках завалов и пр. Уже через 2 часа после взрыва площадь перед моргом была заполнена родственниками, попытавшимися проникнуть в морг для самостоятельного розыска своих близких. События происходили в жару свыше 300 С. В этих условиях, для успешного решения задач, стоявших перед судебно-медицинской службой, требовались необычные подходы, а принимать решения и исполнять их необходимо в считанные минуты, в соответствии со следующими особенностями:
1. одномоменнтность,
2. массовость,
3. поступление, в основном, неизвестных,
4.необходимость контактов с родственниками, находящихся в траурном состоянии.

Основными задачами явились:
1.Принять трупы и рассортировать их.
2. Разместить.
3.Сохранить.
4.Установить личность.
5.Выдать.
6.Организовать взаимодействие служб и работы в морге.

Для контактов с родственниками должен быть выделен человек терпеливый, со спокойным, уравновешенным характером, так как контакты из-за стрессовых состояний людей крайне затруднены.
При приеме трупов необходимо завести карточку из прочного материала для маркировки.
Обязательно вносят:
а)точное место обнаружения трупа(фрагментов),
б) дата, час, минуты доставки
в) Основные приметы трупа (фрагментов)

Сортировку целесообразно проводить по следующим потокам:
1.Трупы, опознание которых возможно визуально.
2.Трупы, визуальное опознание которых будет возможно при реставрации в морге.
3.Трупы, опознание которых требует специальных исследований.
4.Фрагменты.

При размещении трупов в морге главные условия не смешивать указанные выше потоки.
Одной из главнейших задач-сохранение трупов, особенно в жаркое время года, когда гниение развивается крайне быстро. Имеющихся обычных объемов холодильного оборудования морга явно недостаточно. С целью решения этой задачи, а Арзамас были подтянуты два вагона-рефрижератора, в результате чего сохранность трупов была обеспечена.
Установление личности погибших-главнейшая задача всей работы. Для улучшения взаимодействия, успешного опознания при морге была размещена группа сотрудников милиции и прокуратуры.
После всех формальностей, без излишних переездов людям по указанным приметам сразу предлагалось опознать тот или другой труп.
Так как трупы хранились в рефрижераторах, а опознание происходило в морге требовалась неоднократная перевозка тел. Поэтому, в распоряжении экспертизы круглосуточно был автомобиль, и бригады грузчиков –выделено отделение солдат.
Правильная организация, условия хранения, регистрация примет при слаженной работе коллектива дала возможность к исходу 3-х суток опознать около 80% погибших, даже не привлекая сколь либо сложные

лабораторные исследования. Опознания остальных трупов и фрагментов тел требовало специальных исследований, в том числе и лабораторных, которые проводились в лаборатории областного бюро СМЭ. Своевременная доставка объектов и результатов исследований достигалась выделением отдельной транспортной единицы.
Организация работы морга, взаимодействия со штабом, другими организациями и службами, участвующих в ликвидации последствий требовало выделение координатора, которым должен быть человек с хорошими организационными способностями. В его обязанности входило:
1.Вызвать и разместить группу усиления.
2.Принять меры к организации круглосуточной работы и охране морга.
3.Установить связь со штабом, прокуратурой и милицией, коммунальным хозяйством.
4.Принять меры к снабжению, как для работы морга, так и для выдачи трупов (одежда, грабы, транспорт и т.д.)
5.Организовать правильный прием и сортировку трупов.
6.Обеспечить проведение противоэпидемиологических мероприятий.
7.Принять меры к захоронению неопознанных трупов и фрагментов.
8. Решение всех сиюминутно возникающих задач.

Сообщение отредактировал Дмитрий - 11.05.2005 - 08:38
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием
Мих
сообщение 11.05.2005 - 00:46
Сообщение #45


Знаток форума
Group Icon
Группа: СМЭ
Регистрация: 10.10.2004
Пользователь №: 173


Уважаемые колеги! вот представил вашему вниманию доклады, вошедшие в диск участников совещания. Некоторые доклады сделаны в презентациях и имебт размер 1-30 мб, пока еще их не обработал, чтобы скинуть на форум. Извините за задержку материала, неделю не мог попасть на форум, что то было сетью. С прошедшими праздниками Всех и самое главное здоровья Вам и Вашим близким.
Пользователь offline
К началу страницы
+Ответить с цитированием

4 страниц V < 1 2 3 4 >



- Обратная связь Сейчас: 23.04.2017 - 22:50

Designed by Fisana  2006