Конференция Ассоциации Бюро судебно-медицинских экспертиз ЮФО и СКФО в СОЧИ



Форум судебных медиков России > Судебная медицина и судебно-медицинская экспертиза > Съезды, конгрессы, конференции и совещания судмедэкспертов
Ритуальный эксперт
Поскольку нет официальной информации от представителей Ассоциации ЮФО и СКФО, информация из прессы:



В анатомическом театре России - без перемен

Сочи
Рубен КАЗАРЯН
В конце апреля в Сочи и его окрестностях резко возросло количество судебно-медицинских экспертов на душу населения, причем это явление никоим образом не было связано с предстоящими Олимпийскими играми: здесь проходила VII научно-практическая конференция «Особенности организации судебно-медицинской экспертизы в административном и гражданском судопроизводстве». Форум проходил под эгидой Ассоциации Бюро судебно-медицинских экспертиз ЮФО и СКФО, президентом которой является кандидат медицинских наук, Заслуженный врач РФ А.В. Копылов.
При том, что конференция собрала под свои «научно-практические флаги» представителей всех субъектов ЮФО и СКФО, её с полным правом можно считать Всероссийской, поскольку в работе форума приняли активное участие ныне здравствующие столпы отечественной судебной медицины: главный внештатный с.м.э. Росздравнадзора, д.м.н. профессор Тучик Е.С. и его коллеги по ремеслу: Заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор Эделев Н.С. из Приволжского и столь же титулованный профессор Новоселов В.П. из Сибирского Федерального округа.
Участие судебно-медицинской экспертизы (далее - с.м.э.) в уголовном судопроизводстве является едва ли не основой сферы деятельности судебных медиков, и, по мнению специалистов, на сегодня составляет около 90% общего объема выполняемой ими работы, остальная же часть приходится на вышеупомянутое гражданское производство (к этим цифрам мы еще вернемся). Как известно, права и свободы человека, гарантированные нам Основным Законом, в том числе включают в себя качество оказания медицинской помощи (Статья 41 Конституции РФ). В свою очередь это качество (иной раз – в кавычках) тесно связано с проблемой ответственности медицинских работников за неблагоприятный исход лечения. В частности, доклад, с которым выступил начальник ГУЗ «Бюро СМЭ» департамента здравоохранения Краснодарского края, главный внештатный эксперт Росздравнадзора в ЮФО, Заслуженный врач РФ, к.м.н., доцент Варшавец Н.П.- «Значение контроля качества медицинской помощи в следственной и судебной практике», содержал буквально следующие сведения: «Количество т.н. «врачебных дел», рассматриваемых судами, неуклонно растет. Причем, соотношение уголовных и гражданских дел существенно разнятся в пределах субъектов РФ. В Краснодарском крае, как и в большинстве субъектов ЮФО и СКФО, преобладает количество дел, возбужденных в связи с профессиональными правонарушениями медицинских работников, т.е., преступлениями, совершенными по неосторожности – легкомыслию или небрежности. Так, за период 2006-2010 г.г. общее количество с.м.э. в Краснодарском крае, связанных с профессиональными правонарушениями медицинских работников, составило 232, из которых по материалам уголовных дел проведено162 экспертизы (69,8%), гражданских дел – 30,2%. При этом на протяжении последних 5 лет отмечена тенденция к увеличению этих дел от 42 до 50 случаев в год…».
Можно представить, что таких «случаев» и раньше было немало, другое дело, что тема отстаивания своих прав широко не обсуждалась, да и статистика по ним была относительно закрытой.
Жизнь не стоит на месте, и в каком-то смысле увеличение количества этих дел можно объяснить еще и тем, что в людях проснулось гражданское самосознание; единственное, что осталось неизменным – делать это по-прежнему очень непросто, В этом смысле был достаточно интересным доклад на конференции государственного советника юстиции 2 класса, Заслуженного юриста РФ, д.ю.н. В.Г. Ульянова «Заключение с.м.э. как средство доказывания в гражданском процессе», в котором прозвучало буквально следующее: «…я вменял прокурорам в интересах потерпевших предъявлять такие иски. Впоследствии законодатель посчитал, что несвойственно прокурору защищать интересы граждан, которые могут самостоятельно отстаивать свои права в суде. Сегодня, когда качество следствия становится все хуже и хуже, царицей доказательства становится заключение экспертизы, в том числе и с.м.э. Рассматривая огромное количество жалоб, обращений, участвуя в процессах, я сформировал свою концепцию проблемы доказывания в гражданском процессе, и с.м.э. как средства этого доказывания. На мой взгляд, в ГПК, в отличие от УПК, есть неурегулированные вопросы, которые сегодня стали серьезной проблемой при назначении комиссионных. Особенно повторных экспертиз, сложных экспертиз, поскольку суд не указывает это в своем определении, поскольку нет этого в законе, и не на что сослаться, а подзаконный нормативный акт не должен регулировать такие серьезные вопросы. Должен быть или Федеральный закон или внесение изменений в ГПК».
Речь идет о том, что и сегодня защищать свои права отдельно взятому человеку - как расшибать лбом бетонную стену. С большой долей вероятности можно предположить, что юрист Владимир Ульянов (!), в свою бытность прокурором Краснодарского края отстаивающий интересы простых людей, с такими взглядами был попросту «белой вороной».
В кулуарах конференции удалось взять несколько интервью, так или иначе касающихся не только т.н. «дел врачей», но и вообще – положения дел в с.м.э.
Вот что рассказал заведующий 14-м отделением Бюро СМЭ г. Москвы, главный внештатный с.м.э. Росздравнадзора, д.м.н., профессор Тучик Е.С.
- Евгений Савельевич, идет вал «дел врачей». С чем это связано?
- Есть факторы и объективные, и субъективные. Больные жалуются, потому что они так считают. По-видимому, здесь мы недорабатываем с пациентом, и СМИ тоже искажают. А врачи недорабатывают в плане деонтологии. На телевидении выступают врачи, иногда говорят, не думая. В рекламе любые лекарственные средства преподносятся как панацея; больные начинают использовать, эффекта нет, кого-то обвиняют. Есть у нас и врачи, которые может быть, не очень грамотно подходят к оценкам. Сегодня их почему-то стало меньше (?) - начали применять стандарты качества. Но дело в том, что многие (!) врачи не знают этих стандартов. В той же судебной экспертизе возникают повторные вопросы. Почему многие недорабатывают? – недостаточно читают приказы, м.б., человек перегружен – несоответствие кадров нагрузкам.
Сегодня идет разговор о том, чтобы «дела врачей» проводили не только в бюро с.м.э., а м.б., есть смысл передать их ассоциациям; стоматологов – стоматологам, и т.д. Любая экспертиза – очень дорогое удовольствие, а «дела врачей» сложны еще и в плане отношений, и какое-нибудь маленькое бюро не может, не в состоянии их проводить. А бюро другого субъекта не хочет за кого-то делать работу.
- Сегодня с.м.э. на 90% занимается вопросами правоохранительных органов, и только на 10% - собственно медицинскими, называясь при этом «судебно-медицинской». Может быть, поэтому она и выпала из нацпроекта «Здоровье»?
- Дело в том, что нацпроекты касаются высоких технологий и лечебных учреждений. Наши учреждения – особого типа, и вообще эта служба – очень дорогостоящая. А в том, что плохое финансирование, вина не столько здравоохранения, сколько – региональных руководителей. О нас когда вспоминают – когда горе, когда человек погибает. С материальной базой очень плохо, ничего не строится, а если строится – годами. Есть районные отделения, в которых вообще работать невозможно.
-А есть надежда, что все эти проблемы с.м.э. будут услышаны наверху?
- Я вношу в Росздравнадзор свои предложения, и уже они решают судьбу этих предложений – доложить в министерство, или что-то другое. Нужны деньги, а их нет, отсюда и проблемы с качеством экспертиз. Между слабым финансированием и слабой экспертизой – прямая связь.
***
Между тем, региональные бюджеты, на плечи которых легла основная нагрузка по финансированию структур с.м.э., в свою очередь также поют «старые песни о главном» - «Денег нет! Денег нет!», мотивируя это тем, что в первую очередь надо заботиться о живых людях (именно о такой трактовке вопроса в один голос говорили участники конференции).



Невольно напрашивается вопрос – почему же с.м.э. как служба пребывает в структуре Минздрава РФ на ролях «падчерицы»? На первый взгляд, дело в этих самых 10 %, о которых говорилось выше: раз вы выполняете работу на столько, то и внимания вам столько же… Казалось бы, с «падчерицы» хватит и этого . Но при внимательном рассмотрении эта самая «одна десятая» тянет «на все сто».
Дело в том, что сегодня судмедэкспертиза и патанатомия осуществляют первичный и самый действенный контроль качества лечения. Исследуются тела умерших в стационарах, на дому, под наблюдением врача. Исследуется медицинская документация, проводятся экспертизы. Безусловно, такой контроль не всем нравится, и в первую очередь потому, что он независим, во всяком случае, пока независим. Сейчас рассматривается большое количество исков в порядке гражданского судопроизводства о качестве лечения – т.н. «врачебные дела». Люди просто недовольны, как их лечат, обследуют, ошибок много и в диагностике, и в лечении. Люди проявляют правовую образованность и подают иски в суд. В обеспечении этих исков назначаются судебные экспертизы, и зачастую они проходят не в пользу врачей. По этим искам принимаются решения, и есть прецеденты, когда медучреждения выплачивают пострадавшим компенсации. Это все будоражит общественность здравоохранения. Конечно, какому врачебному сообществу понравится, когда коллеги практически сажают их в тюрьму.
Еще одна серьезная проблема, которая живо обсуждалась в кулуарах конференции - патологоанатомия. По мнению участников форума, сегодня служба патанатомии в стране практически развалена, и, как это ни каламбурно звучит, умерла, особенно на уровне района и ниже. К слову сказать, такая же оценка состоянию этой службы давалась и год назад на аналогичной конференции в Ессентуках, но, судя по всему, воз, а применительно к теме точнее будет сказать, катафалк, и ныне там. И это притом, что патанатомия – важнейший этап в контроле качества лечения. Как известно, в Падуе находится один из старейших университетов мира, в средние века там преподавал Гален, и на стене анатомического театра было написано: «Здесь мертвые учат живых». Корифеи судмедэкспертизы считают, что патологоанатом у стола должен научить врача, где тот сделал ошибку. У стола учатся…Морг для судебной экспертизы – основное место работы, поэтому на конференции звучали предложения: на районном уровне первичного звена объединить районную патанатомию и районную судмедэкспертизу под эгидой экспертизы, что позволит не распылять средства, которых и так нет: не будет лишних бюджетов, штатов. Это было бы разумно. Но этому якобы противодействует врачебное лобби, потому, что тогда контроль расхождения диагнозов – посмертного и прижизненного, вышел бы из-под контроля главного врача.
Оставаясь в тени «большой медицины», сегодня судебно-медицинский эксперт - единственный, кто может указать (и пока делает это) на различие прижизненного и посмертного диагнозов, т.е., на некачественную медицинскую помощь. По сути, такое различие диагнозов - «двойка» работе врача. Иногда за этим «неудом» следует приговор и соответствующий срок врачу-коллеге, а заодно – и заочный «приговор» Минздраву. Ну, и кому же это все может понравиться?
Одним словом, врач средневековья Гален, начертавший на стене своего анатомического театра бессмертную надпись «здесь мертвые учат живых», сегодня, в духе времени, мог бы продолжить её примерно так - «…и хватают их за горло»


Evik
Очень интересный материал: оптимистичный, обнадеживающий, зовущий на подвиг трудовой...


Завидный
Но Тучик-то, какой молодец! Все докладывает, ничего не утаивает! Наверное, уже и ремонт завершил...


Медик
Цитата(Завидный @ 30.09.2011 - 22:18)
Наверное, уже и ремонт завершил...

Где?
Ритуальный эксперт,а когда проходила конференция?


Evik
...а дальше - только тишина. А Тучик ремонт закончил, так что здесь - все нормально!


Дмитрий
Пришло в почту форума:

Цитата
Вопросы поднятые на Ассоциации ЮФО и СК ФО безусловно заслуживают пристального внимания. По нашим данным, только за последние 7 лет в Иркутской области возбуждено 67 уголовных дел в отношении медицинских работников, преимущественно по составам ст.ст. 111.118,123, иски поданные в гражданском порядке не поддаются учету, хотя выполнено более 60 экспертиз по постановлениям суда. Эффективность расследования и доказывания по подобного рода "врачебным делам" оставляет желать лучшего. Имеется ряд неразрешенных вопросов в процессуальном аспекте, включая сроки производства комиссионных экспертиз, состава экспертов, оплаты и т.д. Все это требует совместного решения сообщества СМЭ в отношении к производству таких экспертиз, однако позиции РЦСМЭ, главного СМЭ России не обозначена.
СК и СУ на местах руководствуются в своей деятельности сложившимися, не всегда правильными, традициями в экспертном сопровождении и обеспечении расследования по "врачебным делам" Учитывая изложенное хотелось бы поддержать инициативу проведения Всероссийской конференции СМЭ, посвященной этому вопросу.

С уважением
д.м.н., профессор, ст. советник юстиции Юрий Солодун
Иркутсккий юридический институт (ф) Академии Генеральной прокуратуры


Evik
Хорошо написал Ю.Солодун. Только он хотя бы в курсе, что в РФ сегодня нет Главного судебно-медицинского эксперта как "класса"? А позиция РЦ СМЭ выражается каждодневно его и.о. - "сидите тихо, не высовывайтесь..." О чем сожаления - непонятно. Можно провести 10 Всероссийских конференций, получить 100 обещаний от кого угодно (фамилии не называю - все их знают), но воз будет стоять на месте. Почему? Сама бьюсь над этой загадкой не один год, но ответа нет. Почему-то судебную медицину решено держать в "хлеву"! Значить и мычать мы сможем только из "хлева". Значит и к нашим нуждам будут относиться вс его лишь, как "мычанию из хлева..."


Ритуальный эксперт
Уважаемый медик, статья начинается с указания о прохождении конференции в конце апреля. Более точной даты мне неизвестно.


Русская версия Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.

© 2002-2015 Форум судебных медиков
При копировании материалов сайта размещение активной ссылки на источник обязательно!