"Смертельный бизнес"

Полная версия: "Смертельный бизнес"


Форум судебных медиков России > Судебная медицина и судебно-медицинская экспертиза > Все остальное о судебной медицине > ритуальные услуги
benefactor
Именно так называется статья в газете " Местное время " города Нижневартовск, в архиве от пятницы, 6 июня сего года.

Смертельный бизнес

Наша медицина опять оскандалилась

С какой-то определенной заданностью нижневартовская медицина становится эпицентром громких скандалов. Еще не забылись события, связанные с гибелью бездомной женщины, отказавшейся от госпитализации в психоневрологический диспансер, об этом писала наша газета, как объектом леденящей кровь сенсации, растиражированной самыми крупными печатными СМИ России, стала деятельность Нижневартовского районного отделения Ханты-Мансийского бюро судебной экспертизы. Тему продажи трупов на органы в сибирском Нижневартовске тут же подхватили украинские и белорусские издания, в течение полутора недель Интернет ежедневно выдает что-нибудь новенькое на предмет черной трансплантологии, свившей гнездо в нашем городе. Шум начался с сообщения, размещенного на сайте Генпрокуратуры. Из сообщения следовало - лишь после вмешательства прокуратуры РФ в УрФО было возбуждено уголовное дело по факту незаконного изъятия глазных яблок у трупов специалистами отделения судмедэкспертизы в Нижневартовске, что прокурору города и его заместителям, не обеспечившим контроль за деятельностью милиции, предстоит служебная проверка.

Кстати, не прошло и полугода, как в очередной раз сменилось практически все руководство Нижневартовской городской прокуратуры, а меж тем история, связанная с изъятием глазных яблок, началась еще в 2006 году, то есть двумя годами раньше. Однако став достоянием общественности только сейчас, она произвела эффект разорвавшейся бомбы. Да и главный фигурант этого дела, в частности речь идет о бывшем заведующем отделением судмедэкспертизы Николае Иосифовиче Мельникове, вопреки тому, что сказано в сообщении Генпрокуратуры в УрФО, уже давно лишился кресла, побывал под следствием и судом. Несогласный с его решением Н.И.Мельников подал апелляцию и, как сообщил начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД г. Нижневартовска Денис Александрович Новиков, в июне состоится пересмотр дела. Интерес обэповцев к главному фигуранту дела о глазных яблоках возник еще в январе 2006 года и совсем по другому поводу.

Два жителя Челябинска обратились в наши правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве. За выдачу тела подчиненные Мельникова запросили с них 14 тысяч рублей. Бесстыдство бизнеса, добывающего прибыли на горе и смерти, давно перешагнуло пределы разумного и человеческого. Но справедливости ради следует сказать, что в УВД этот случай не проигнорировали. С поличным задержали санитара. Не являясь должностным лицом, он отделался легким испугом - увольнением. А вот с Николаем Иосифовичем дело обстояло иначе. Его задержали, как пояснил Д.А.Новиков, вместе с судмедэкспертом Д.Е. Кузьмичевым, когда один из предпринимателей, работающих в сфере ритуальных услуг, благодарил доктора за покровительство. Благодарность по сравнению с доходами, которые приносят ритуальные услуги, так себе, мелочь - семь тысяч рублей. Но факт получения взятки потянул на статью Уголовного кодекса, и в итоге состоялось судебное разбирательство. Тогда же в ходе расследования выяснилось и то, что сегодня многие российские СМИ активно эксплуатируют как сенсацию: в Нижневартовске злоумышленники вырезали глазные яблоки умерших людей, у которых нет родственников.

- На черном рынке стоимость роговицы глаза достигает 75 тысяч долларов. Сколько медики получали за эти органы? - подобно многим другим московским изданиям задаются вопросом «Новые известия». Люди, знакомые с работой отделения судмедэкспертизы, догадываются, что за всем происходящим наверняка кроется причина иного, не медицинского свойства, говорят о том, что за ажиотажем стоят чьи-то финансовые интересы, вешая всех собак на нижневартовского судмедэксперта, большие люди хотят сохранить большие должности.

Глазные яблоки бомжей сохранили детям зрение

Врачи, если общение не связано с людьми их круга, всегда проявляют осторожность. В сегодняшней ситуации, боясь навредить, они предпочитают хранить молчание или говорить на другие темы. Намекают, камень, брошенный в одну службу, может прилететь туда, куда не ожидаешь. В орбиту скандала уже попала одна из лучших больниц Югры, которая привела в восхищение доктора Леонида Рошаля, чье имя имеет вес в планетарном масштабе. Сюда в детскую окружную клиническую больницу поступали донорские ткани, изъятые в отделении судмедэкспертизы. Так что вопрос продажи их на черном рынке, как и цена самого вопроса, - выеденного яйца не стоит уже потому, что учреждение бюджетное, а выделение денег на донорские ткани бюджетом не предусмотрено. Да и каждое издание называет свою стоимость склеры, используемой при лечении близорукости, при отслойке сетчатки, - от 10 до 70 тысяч долларов.

- Все хотят чего-то накопать, - сердится главврач детской окружной Виктор Петрович Мананников, еще не остывший от телефонного разговора с представителями первого канала. - А чего копать, если все на поверхности? Роман Владимирович Скребов, занявший место заведующего отделением судмедэкспертизы после того, как освободили от занимаемой должности Н.И.Мельникова, рассказывал, что тот продолжал работать в службе рядовым врачом. О том, что Мельников берет в качестве донорских органов глазные яблоки, новому заведующему сообщили санитары. Судмедэксперты - врачи наособицу. Они на службе правосудия. От правильности их выводов о причинах смерти одних напрямую зависит жизнь других. Судмедэксперты - единственная из всех врачебных специальностей, представители которой дают подписку о личной ответственности перед законом. Естественно, что в первую очередь Скребов спросил: а все ли у вас законно, Николай Иосифович? Получил, как он говорит, утвердительный ответ. К тому же, в распоряжении нового заведующего оказалось письмо главврача детской окружной В.П.Мананникова, адресованное руководству бюро судмедэкспертизы в Ханты-Мансийске, с просьбой о поставке тканей, в частности склеры, и письмо с согласием Ханты-Мансийского руководства.

- Да, мы просили, но не органы, а ткань - это две большие разницы, - подтвердил Виктор Петрович Мананников.

- Когда вскрывают труп, то судмедэксперты смотрят, если так можно сказать, все от макушки до пяток, в том числе и глазное яблоко. По закону не разрешено брать органы, потому бралась ткань, которая и использовалась для склероукрепляющих операций.

Лола Турсунбаевна Вахидова, кандидат медицинских наук, заведующая отделением офтальмологии детской клинической окружной больницы, ежедневно наблюдает деток, которых привозят со всей Югры в надежде, что взгляд ребенка обретет ясность и уйдет угроза погружения мира в темноту. Сегодня по велению государства начали выхаживать маловесных 500-граммовых детей, но государство похоже не совсем хорошо понимает, что такие крохи не созрели для жизни и дадут в будущем растущий процент инвалидности. Окулисты отмечают резкое увеличение числа детей с диагнозом «ретинопатия недоношенных». Это значит, у ребенка незрелая сетчатка, что может привести к серьезным, необратимым последствиям. Встречаются врожденные глаукомы, катаракты, но а близорукость, особенно у школьников, давно уже явление почти что массовое. С набором минусовых диоптрий все больше вытягивается глазное яблоко, наступит когда-то критический момент - истончаясь, склера (белок) может разорваться. Тогда уже нельзя будет ничем помочь.

Те крошечные миллиметры донорский ткани, которые стали предметом скандала, остановили процесс ухудшения, а в перспективе и потери зрения, почти сотне ребятишек с диагнозами «миопия высокой степени» и «глаукома». Склероукрепляющие операции в специализированных центрах, например, в Федоровском в Екатеринбурге, стоят от 30 тысяч рублей. В Нижневартовске, в окружной клинической, они проводились бесплатно. Есть еще одно объяснение тому, почему нижневартовские хирурги-офтальмологи искусственной ткани предпочли донорскую - она не дает реакции отторжения и, врастая, избавляет, как объясняют специалисты, от повторной операции.

- А сами глазные яблоки, кому они нужны? Если бы кто-то научился пересаживать, давно бы Нобелевскую премию получил, - убежден В.П.Мананников.

После того, как взята ткань с глазного яблока, оно уже не представляет интереса, как трансплантант. Так что и вывозить орган на продажу тоже нет смысла. Подобно многим коллегам, в происходящем Виктор Петрович видит продолжение московской, и тоже по странному стечению обстоятельств двухгодичной давности, истории с трансплантацией почек. Тогда вокруг операций в одной из ведущих российских клиник, а именно в больнице №20, возникла похожая ситуация. Не дождавшись помощи, многие просто не выжили.

Сегодня в нашей стране пересадка донорских органов маловероятна из-за множества причин, и в первую очередь, из-за отсутствия правового обеспечения трансплантологии как отдельной области медицины, а в большей степени оттого, что общество не готово к этому. Вся пропагандистская машина Америки, например, работает на то, чтобы убедить - донором быть почетно. «Закройте глаза и войдите в положение тех, кто не может видеть мир. Вы можете помочь этим людям, дав согласие после смерти стать донором», - призывают американцев огромные щиты вдоль дорог.

Но вернемся к людям, страдающим острой почечной недостаточностью. Все, что им могут предложить, - процедуру гемодиализа. В Нижневартовске число таких людей приближается к сотне. Рано или поздно перед ними встанет вопрос замены органов. Трое детей давно нуждаются в пересадке почек. С учетом происходящих событий остается одна возможность - сделать это за границей, но для россиян с их достатком такой шанс равен нулю и поэтому не рассматривается. Тогда в Москве это тоже была заказная кампания - не сомневаются врачи, теперь срикошетило в Нижневартовске. В Москве подобных операций с использованием донорских почек, как известно В.П.Мананникову, уже не проводят. Отказались от склероукрепляющих операций и хирурги детской окружной клинической больницы в Нижневартовске.

Есть презумпция невиновности, а есть презумпция согласия

С точки зрения медиков, прежде всего того же Р.В.Скребова и его коллеги по отделению судмедэкспертизы И. В. Вологдина, история с глазами сильно раздута.

То, что приводит в шок человека, не имеющего представления о происходящем за закрытыми дверями рабочих помещений отделения судмедэкспертизы, для врачей - работа. Они обыденно рассказывают, как после вскрытия все органы возвращаются в тело, но кое-что все-таки остается - незначительные кусочки органов, нужных для лабораторных исследований, а практика забора глазных яблок сложилась давно, и не только в Нижневартовске. Кто этим занят, хорошо информирован, как не вступить в противоречие с законом - нужно выполнить ряд условий и формальностей. Одно из них, как объяснили судмедэксперты, - согласие родных. У бомжей и асоциальных людей такие почти не находятся. Конфликт Мельникова с законом заключается прежде всего в том, что доктор вкладывал в глазницы вату. Хотя, как утверждают некоторые врачи, вата всегда идет для корректировки лица усопшего.

Но в случае, о котором мы говорим, должны быть протезы. Как объяснил Скребов, он сам убедился, что Мельников их не ставит, как не ставил в известность о своем роде занятий прокуратуру, поэтому он, Роман Владимирович, вынужден был уведомить о происходящем руководство бюро и сам сообщил в прокуратуру о том, что происходит в его отделении.

- Иначе меня бы как руководителя наказали, - пояснил Р. В. Скребов. А в апреле в генпрокуратуру РФ в УрФО поступила жалоба от женщины из Ульяновской области, которая, забрав тело брата из Нижневартовского отделения судмедэкспертизы, с ужасом обнаружила, что тело родственника без глаз. Ее заявления в правоохранительные органы не приносили никакого результата. Д.А.Новиков так прокомментировал ситуацию: материалы проверок и дознаний полтора года гуляли между прокуратурой и отделом по борьбе с экономическими преступлениями. Очевидно, что нарушены правила изъятия, но закон, регламентирующий порядок трансплантации, не мог быть примененным, поскольку согласно ему глаза не являются объектом трансплантации.

- Сегодня дело возбуждено не против Мельникова, а по факту нарушения порядка изъятия, - более чем лаконично объяснили в прокуратуре. Дело возбуждено по статье 286 УК РФ, идет следствие. Расследуемые события датируются 2006 годом, а в мае 2007-го глазные яблоки, точнее склера, сетчатка и роговица, попали в перечень трансплантантов. Внесенные в законодательство изменения могут грозить Н. И. Мельникову лишением свободы до

6 лет. Но закон, как известно, обратной силы не имеет.

По мнению самого Николая Иосифовича, российский закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека» на самом деле достаточно продуманный и написан со знанием дела. Хотя, как и многое из того, что выходит из-под пера законодателя, зачастую плохо прикладывается на российскую действительность. Обратимся к двум статьям этого закона. Статья 8 гласит о презумпции согласия на изъятие органов и тканей. «Изъятие органов или тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность ... о несогласии. То есть учреждение здравоохранения не поставлено в известность о несогласии, предполагается, что законные представители умершего на это согласны». Согласно статье 10 разрешение на изъятие дается главным врачом учреждения, в нашем случае начальником бюро судебно-медицинской экспертизы в Ханты-Мансийске И.В.Паньковым. Документ публикуется.

Интересен и тот факт, что изъятием глазных яблок занимались время от времени и другие судмед-

эксперты, однако в эпицентре поднятого ажиотажа оказалась только одна фамилия Мельникова. Операции же с использованием донорской склеры идут во многих офтальмологических центрах России. Это каждодневная практика, в которой давно нет ничего сенсационного.

Преступник или жертва?

Так все-таки откуда у всей этой истории ноги растут? Почти все, с кем довелось встретиться при подготовке данного материала, предпочитали уходить от прямого ответа. Кое-кто лишь намекнул: у Мельникова не сложились отношения с ООО «Ритуал». ООО «Ритуал», оказывающее услуги, связанные с подготовкой тела к погребению, арендует площади вместе с отделением судмедэкспертизы в одном здании на территории больничного комплекса, то есть живут под одной крышей. По существующим правилам в отделении судмедэкспертизы должны помыть тело, одеть и положить в гроб, не взяв ни копейки. Отделение является структурой бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ), находящего в подчинении департамента здравоохранения правительства Югры и финансируется за счет средств окружного бюджета, из которого и поступают деньги на минимум последних услуг. А дальше по желанию родственников: можно и макияж сделать, прическу, помыть с шампунем, пенками и т. д. Но это уже за деньги. Директор ООО «Ритуал» Владимир Викторович Фирсов не сразу назвал стоимость услуг, в конце концов выяснили: участников ВОВ, локальных войн и малоимущих здесь обслуживают бесплатно, в среднем, чтобы похоронить человека достойно, по словам В.В.Фирсова, можно уложиться в сумму до 9 тысяч рублей. Но если сопоставить с тем, что сообщил Мельников: завернуть тело в полиэтиленовую пленку санитары могут за 10 тысяч, столько и запрашивают, то озвученные Фирсовым цифры могут показаться неубедительными.

Как известно, «Ритуал» не единственная служба, оказывающая подобного рода услуги. В похоронном бизнесе существует жесткая и безжалостная конкуренция. Скребов подтвердил, бывают случаи переманивания клиентов. Но можно предположить, что эта проблема не должна была обременять ООО «Ритуал». В нашем разговоре В.В.Фирсов дважды упомянул, что в числе учредителей ООО «Ритуал» жена начальника БСМЭ Игоря Васильевича Панькова Ирина Львовна. А чтобы пойти против воли начальства, если ты, конечно, думаешь о карьерном росте и вообще о финансовом благополучии, надо быть камикадзе. Мельников, уж неизвестно как там оно было, поплыл против течения и объясняет, что мешал совместному бизнесу «Ритуала» и БСМЭ. Для начала ему предложили уволиться. Когда уговоры не подействовали, в ход пошла «тяжелая артиллерия». К военным действиям, а это, увы, практика давно обкатанная, подключили правоохранительные органы. Их сегодня упрекают за бездействие: дескать, сколько времени не могут найти управу на доктора-потрошителя. Он, кстати, оказался вполне интеллигентным человеком. Только выглядит уставшим. Если бы закон был не на стороне Мельникова, то скорей всего он давно бы оказался за решеткой. А может, не сработали связи в судебно-правовой системе Ханты-Мансийска, которыми, по словам Мельникова, располагают его противники. Их непримиримость зашла столь далеко, что Р.В.Скребов распорядился не пускать Мельникова в здание судмедэкспертизы. В письменном варианте этого распоряжения, датированного 28 марта 2007 года, есть ссылка на вышестоящую организацию. Цитирую: «Данное решение согласовано с администрацией УХМАО-Югры БСМЭ». В итоге Николай Мельников уволился из судмедэкспертизы, но не отказался от возможности отстоять в судебном порядке свое доброе имя. Вот тут и сработал эпизод с глазами. Позже он выльется в общероссийскую сенсацию, благодаря обращению в генпрокуратуру РФ в УрФО жительницы Ульяновской области, о чем уже говорилось. Как женщина из Ульяновской области оказалась задействована в разборках, происходящих в отделении судебно-медицинской экспертизы в Нижневартовске, в «Ритуале» знали. Но во время нашей встречи Фирсов ни словом не обмолвился о своем участии в похоронах ее брата.

А вот что рассказал Николай Мельников. В конце октября 2006 года на одной из дач в районе РЭБ флота нашли труп неизвестного мужчины. К тому моменту Николай Иосифович, врач высшей квалификационной категории, работал уже рядовым судмедэкспертом. Никто из родственников неизвестного не объявился ни сразу, ни в скором времени. Напомню, что существует презумпция согласия на изъятие органов и тканей и именно она давала врачу право сделать забор глазных яблок. Тем более, что в тканях донора в этот момент остро нуждался привезенный с запада округа ребенок. Примерно в то же время появилась и служебная записка Скребова о занятиях Мельникова, незаконной трансплантацией органов, и труп неизвестного отправили на долгое хранение. Вместо положенных двух недель его держали в железном контейнере до января 2007 года - зима на улице давала такую возможность. Догадываясь, зачем «приберегли» тело, Мельников сделал снимок крупным планом. Этот снимок может служить доказательством того, что доктор все-таки пользовался глазными протезами.

Но позже сестра покойного мужчины, личность которого в конце концов установили, их не обнаружит, и этот факт будет фигурировать в уголовном деле.

Было два захоронения. Первое - в общей могиле в Нижневартовске еще с 11 безродными и неопознанными. Второе - в Ульяновской области, куда после извлечения тела из общей могилы похоронная фирма ООО «Ритуал» доставила его за свой счет. Как вспомнил Мельников, директор ООО «Ритуал» начал активно действовать - разыскал родственников и получил доверенность на эксгумацию и перезахоронение после очередного судебного разбирательства и решения о восстановлении Николая Иосифовича Мельникова в должности, а также выплате морального и материального вреда. Как все было дальше, известно теперь всем. Скандал ударил не только по репутации югорской медицины. Наш город, всегда заботившийся о своем добром имени, увы, тоже выглядел не самым лучшим образом.

Татьяна Мотшина. Ссылка на первоисточник


ДИН
Печально! Во истинну - ни одно доброе дело не бывает безнаказанным.


С уважением ДИН.


Русская версия Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.

© 2002-2015 Форум судебных медиков
При копировании материалов сайта размещение активной ссылки на источник обязательно!